Минск, Мир, Малый Тростенец

Отгремели салюты, промелькнули в френдленте фотографии героев, все обсудили георгиевскую ленту… Но я, с вашего позволения, немного продолжу тему.

Нет ничего сильнее историй о Холокосте, которые удается потрогать, пройтись по их мостовым, заглянуть в их двери. Я знаю, что многие избегают касаться таких тем и мест во время путешествий, хотя в каждом уголке Европы легко их обнаружить. Хочу рассказать два моих путевых впечатления.

История первая.

Первый раз в жизни я арендовал машину в довольно странном месте – в Минске. Было это, наверное, в 2007 году. Сам Минск достаточно милый советский городок, с крашеными белыми поребриками (или как там они называются), продавщицами в белых чепчиках, красными флагами на первомай и удивительной чистотой и свежим воздухом, а также низкими ценами на пиво и очень высокими на суши. Стоит съездить однажды, но более двух-трех дней делать там нечего.

Однако около Минска есть важные места для еврейского путешественника: Мир и Малый Тростенец. Общественным транспортом туда добраться проблематично, поэтому мне и понадобилась машина.

Мир – это маленький городок в Гродненской области,  обычно его знают благодаря Мирскому замку, а среди евреев он знаменит ешивой Мир. К 1939 году это была вторая по крутости и размеру ешива в мире (первая, кстати, тоже в Белоруссии, но чуть дальше от Минска и в другом направлении: воложинская ешива – мать всех ешив). И сегодня она сохранила свой статус, являясь одной из двух самых больших ешив, наравне с лейквудской.  Ее называли «ישיבות ראשי ישיבת» – «Ешива глав ешив» — почти все главы ешив до второй мировой войны учились в Мире.
Ценность ешиват Мир для еврейского закона, мусара (этики) и вообще для еврейского народа огромна. Без Мира и литовских ешив мы, как народ, выглядели бы иначе.
Во время войны в Мире были фашисты, в Мирском замке — гетто.
Преподаватели и ученики ешивы в 1939 году смогли бежать в Вильно. После оккупации советскими войсками Вильно они оказались на территории СССР. Затем многим из учеников ешивы повезло получить японские визы, которые под страхом смерты выдавал Тиунэ Сигухара. Впрочем, дальше это уже известная история.
Сейчас это несколько маленьких зданий, покрашенных желтым цветом. В главном здании ешивы — почта. В здании Кагала — детский сад, в синагоге еще что-то подобное. Нет ни одного еврея.
Но поехать туда стоит. В этом провинциальном белорусском городке ты понимаешь, что дома вокруг, люди, глушь не ограничивают мысль человека, его учение, его преданность своему народу и традиции. Ты чувствуешь, как по этой брусчатке ходили величайшие талмудисты современности, а потом ты чувствуешь как они бежали, а тех, кто не успел, вели в этот памятник ЮНЕСКО – Мирский замок. В какой-то момент он вообще перестает быть интересным туристическим объектом и становится очередным памятником твоей истории.

После Мира, на обратном пути, надо заехать в Малый Тростенец. Это самый восточный лагерь смерти. Самый восточный = самый близкий к нам.
Представьте, сейчас это около Минского КАДа. Так близко, что страх пробирает даже без бараков и всего, что есть в Освенциме. Когда мы там были, о страшных событиях напоминал лишь один камень в лесу на месте крематория и пару завядших венков. Говорят, что сейчас есть какой-то проект монумента.

Но он почти забыт, а забывать его нельзя. Надо помнить, что и у нас под боком был этот ад. Прямо тут. 700 км до Москвы и 800 до Питера.
Знаете, я думаю, что пора возить людей не только в Освенцим. Такие места должны тоже чувствовать наши шаги и дыхание.
Поезжайте туда, если будете в Минске, подышите этим воздухом, посмотрите, где и как это было.

И не забудьте позвонить маме, когда приземлитесь.

P.S. Вторая история в следующий раз.

Александр Шлякман

Александр Шлякман Привет! Меня зовут Саша Шлякман. Я ращу сына, работаю, сужу игры "Что? Где? Когда?" и путешествую. А еще для меня важны мои корни и мой народ. Поэтому, все мои путешествия не обходятся без знакомства с еврейской общиной и еврейским (кошерным) общепитом. Встречайте скромную попытку поделиться моими впечатлениями. И главное, не забывайте звонить маме, после приземления.

Все статьи автора

Минск, Мир, Малый Тростенец