Развод по-еврейски

– Привет, хочешь развестись? – Получила я докоронавирусным летом сообщение.

Конечно, я сразу ответила: «Да».

Думаете, это наши с мужем-комиком очередные шуточки? Нет, все на полном серьезе. Это, правда, про развод. И я, правда, согласилась. Просто писал не Ваня, а мой бывший муж.

И да, мы уже 7 лет как счастливо разведены. Но об этом знает только ЗАГС Тверского района Москвы. А Главный раввинат России, оказывается, не в курсе. Он все еще думает, что из наших шалом байтов можно сложить целый шалом мегабайт. Что несколько странно, ибо у нас даже хупы (религиозной еврейской свадьбы) не было. А развод – будьте любезны. Впрочем, я готова отвечать бывшему мужу «да» на этот вопрос бесконечно.

Но сама ситуация настораживала: а вдруг они заставят нас сначала жениться по-нормальному? Потому что мне и по-первому разу не особо понравилось. Я идеально провела утро того дня: проснулась, побегала с папой в парке, оделась в невероятно красивое платье, выбранное с мамой. Муж тоже идеально провел утро того дня: проснулся в гостинице с родителями, надел красный шейный платок, подаренный мамой – под ее туфли и пояс.
К сожалению, после этого мы все-таки встретились.

…По еврейским законам для заключения брака достаточно 18ти минут наедине. При свидетелях, желательно. Такое вот еврейское наедине.

(На самом деле, имеются в виду свидетели того, что двери за новобрачными закрылись, а не мама жениха со свечой, воск которой капает на эту безвкусицу, которую сыночек почему-то зовет невестой; хотя, уверена, что много свекровей бы не отказались от такого предписания; некоторые бы даже специально перешли в иудаизм)

Мне еще рассказали, что, возможно, это следствие долгого периода, когда в России ставить хупу было небезопасно. И поэтому все официально зарегистрированные гражданские браки между галахическими (по материнской линии) евреями приравнивались и к религиозным – для простоты.

И вот теперь, чтобы мой бывший муж мог жениться на новой счастливице с полноценной хупой, ему нужно сначала дать мне гет (разводное письмо). И не просто дать – а (ну а как же!) при свидетелях в лице раввинского суда из трех человек.

А я вообще на даче, Льву три месяца, и ест он каждые пару часов. Так что я сказала «да», и поехала разводиться с младенцем подмышкой. Точнее, мы все вместе поехали – заодно муж со старшим ребенком по Новой Голландии погуляют, пока мать семейства разводится.

– Вы какой семейный досуг предпочитаете?

– Мы в «Монополию» играем…

– А мы вот разводиться любим. Давайте на выходных все вместе?

Или так:

– Пап, а куда мама со Львом поехала?

– Разводиться, сынок.

– С тобой??

– Не, у нее, оказывается, все это время был еще другой мужик.

– И ты ей сказал развестись с ним?

– Не, это сам мужик попросил.

…На улице 30 градусов, июль, Лев полностью голый. Я же, как целомудренная разводящаяся, прикрыла все наличествующие локти-колени-ключицы и толкнула коляской дверь Синагоги.

Первое, что я услышала от юношей, помогавших мне поднимать важное лицо в паланкине по ступенькам, было, конечно:

– Ему же холодно! Вам есть во что одеть ребенка?

И через секунду, уже от секретаря главного раввина Петербурга:

– Давайте я его подержу, а вы возьмете одежду.

Если с таким же напором в этом заведении меня планируют уговаривать не разводиться – то ну-ну-тожемненапугали, я это все уже слышала, когда в своей собственной семье объявила, что развожусь (ну вот 7 лет назад, по-настоящему). Мама плакала при каждой коммуникации со мной, дядя предпочел верить, что этот позор – временный, и еще месяц разговаривал со мной так, как будто ничего не произошло, спрашивал как там муж. И только бабушка вздохнула глубоко-глубоко и сказала укоризненно: «Ася, ну я же ему уже рубашку на новый год купила!»

А потом подумала и хитро добавила: «Ну, может, ты еще кого-то встретишь, я пока не сдаю…»

..Я знала двоих из трех уважаемых раввинов лично (неудивительно для нано-общины Петербурга), что вызывало некоторое смущение.

Один из них был сандаком (там в конце статьи будет ЕГЭ на всю вот эту кошерную лексику, не проматывайте, я вам не Толстой) на обрезании обоих моих детей. Другой оба раза помогал мне организовать мне моэля для тех же самых событий. Разводить женщину с двумя детьми – так себе развлечение для религиозных людей. Но я радостно заверила их, что у меня всего по два, и это не тот муж, детей которого они так дружно кошеровали – и все немного выдохнули.

Сначала раввины посовещались на русском. Потом извинились, и еще посовещались на иврите. И еще. Потом начали процедуру, но засомневались, и еще немного посовещались.

– А я у вас первая? – Вежливо поинтересовалась я. Не потому что их много, а я одна. А потому что я как раз не одна. И если в начале пьесы есть желудочно-неудовлетворенный младенец, то он непременно захочет есть. Не дожидаясь финала.

– Ну вообще чаще все-таки женим, да, – уклончиво ответил главный раввин Петербурга, из чего я сделала вывод, что первая.

Но потом они подсобрались, пробормотали много нужных вещей на иврите и начали спрашивать меня всякие варианты как зовут моего отца, потом добрались до мужа.

– Как зовут твоего мужа?

– Иван.

– Хорошее еврейское имя. А еще как его может кто-то знать?

– Иван Иванович

– Ладно, про фамилию спрашивать не будем, дабы не расстраиваться. Так, мы разводим тебя с Иваном, или Ваней или…

– НЕЕЕЕТ! Это не тот! С этим не надо. Он детей берет в 6 утра. Вы можете в текст вопросов вставлять «бывшего»?? «Как зовут твоего БЫВШЕГО мужа?»

С этим и всем остальным разобрались, от миллиона верблюдов в качестве компенсации за клеймо разведенки я великодушно отказалась, и вот наконец свиток гета готов.

– Если есть кто-то, кто против расторжения этого брака, пусть скажет сейчас, или молчит впредь. – Возвестил главный раввин Петербурга.

Я не стала иронизировать, не перепутал ли он бумажку со сценарием типового голливудского фильма, потому что нашелся тот, кто возражал.

– Э! – Громко и недвусмысленно сказал Лев у меня на руках, хватаясь за источник пищи.

В сумме у уважаемых раввинов около 20 детей. Поэтому они были в курсе, что это означало. С одной стороны, раввинам не положено видеть оголенную чужую женщину. С другой стороны, наедине не положено. А тут в присутствии целого раввинского суда. И потом, Петербургская Синагога – это вам не Третьяковская галерея. В смысле ребенок будет 3 минуты голодный?

В общем, повторное зачитывание документа не вызвало у Льва никаких нареканий.

А потом мне дали заветный гет.

– Подставь ладони, – попросил главный раввин Петербурга, – я сейчас кину тебе гет. Ты не обязана его ловить, если не хочешь разводиться. В этом случае просто разведи ладони, и он упадет на землю.

Я посмотрела вниз. На секунду ковер в кабинете главного раввина Петербурга стал сухой и потрескавшейся землей египетской. Время замедлилось. Воздух потяжелел. Мне пришлось сощуриться от внезапно налетевшей пыли. Я поправила покрывало на голове. Почувствовала себя Ципорой, которой отдают гет в ознаменование развода с Моисеем – ну недосуг человеку было супружеский долг исполнять и попы детям мыть, у него же предназначение высокое.

..Решила, что ни за что этот ковер не получит документ моей свободы вместо меня. Не зря я в школе играла в пионербол. Вот, пригодилось же! Поймала.

– Теперь положи его подмышку и походи немного.

– Что, простите?

– Это твоя вещь? Твоя. Что ты делаешь со своей вещью, чтобы все убедились, что она твоя, что она не случайно попала тебе в руки?

– Вот у вас юридические тонкости, конечно. – Бормотала я себе под нос, нашагивая круги по раввинскому кабинету.

– Теперь ты разведена и можешь быть доступна любому мужчине… – Удовлетворенно отметил главный раввин Петербурга.

– Ээээ, – только и ответила я. Я и раньше предполагала, что текст таких штук не апдейтится в соответствии с актуальными достижениями феминизма, но как-то уж совсем небезопасно звучит. Я вроде бы перестала быть Ципорой, и с тех пор прошло больше трех тысяч лет.

– Извини за мой русский, я, конечно, имею в виду, что если ты захочешь опять выйти замуж – то любому другому мужчине не запрещено это.

– Агу. – Сыто одобрил происходящее Лев с рук главного раввина Петербурга. Мамин развод определенно прошел на ура.

P.s. За картинки огромное спасибо иллюстратору Рамине Калашниковой
P.p.s. У меня есть целый телеграм-канал с такими историями, будни плохой матери

Ася Явиц

Ася Явиц Меня зовут Ася Явиц и в ноябре 2015го я неожиданно стала мамой мальчика Яши. Выдержка у меня невероятная, поэтому здесь не будет миллиона фотографий Яшиной попы, хотя, поверьте, там есть на что посмотреть! А что же тогда будет? Будут заметки на всякие околоматеринские темы с небольшим еврейским акцентом. Надеюсь, вам будет интересно их читать и вы будете всячески лайкать-репостить, а то моя собственная аидише мама очень расстроится, а расстраивать маму - нельзя. p.s. благодаря jevents.ru я начала писать. Потом я вошла во вкус и начала писать и в другие места смешные статьи про материнство и отношения. А еще завела telegram-канал "будни плохой матери" https://t.me/bad_mother_daily, где я описываю свои фейлы на материнском поприще и кидаю ссылки а все свои статьи (и на jevents, естественно).

Все статьи автора

Развод по-еврейски