Еврейский Кливленд

Всем привет! Я продолжаю рассказывать о наших американских событиях и еврейской Америке. В первых двух моих статьях я больше писала про Лос-Анджелес, теперь же рассказ пойдет про Кливленд – именно сюда мы перебрались некоторое время назад. Чудесная калифорнийская зима закончилась, к весне термометр стал показывать 90 по фаренгейту (примерно +30 по Цельсию), и мы, погрузив вещи в арендованный трейлер-прицеп и посадив маленького Маркушу в автокресло, отправились в путешествие по Америке. Это был потрясающий опыт. За неделю мы проехали 2.5 тысячи миль, посмотрели невероятные горные красоты знаменитой трассы I-70 и бескрайние степи Небраски, заехали в Лас-Вегас, Аспен, Денвер и Чикаго, побывали в маленьких американских городах, про которые здесь говорят “In the middle of nowhere”. И в итоге приехали в город Кливленд.

Если вы вдруг не знаете где это (а это совершенно нормально), то он находится между Нью-Йорком и Чикаго в штате Огайо. В середине 20 века Кливленд входил в десятку крупнейших городов Америки и был крупным индустриальным центром, наряду с Чикаго и Детройтом. Потом, в 60-70х годах Кливленд постепенно приходил в упадок, и вся приличная публика перебралась за пределы города. Это была такая общеамериканская тенденция. И сейчас в Америке самыми престижными районами для жизни считаются зеленые пригороды, а в даунтаун можно разве что ездить на работу: в вечернее время центральные улицы во многих городах выглядят пугающе и отданы на откуп бомжам, сумасшедшим и другим мутным личностям. Исключением, пожалуй, являются только самые туристические города – Нью-Йорк, Бостон, Сан-Франциско, Вашингтон. Сейчас эта тенденция снова начинает меняться, и в том же Кливленде в последнее десятилетие стали появляться интересные девелоперские проекты в центре.

В Америке (и в мире) Кливленд известен по нескольким вещам: это баскетбольная команда Cleveland Cavaliers, которая в прошлом году стала чемпионом США; Cleveland Clinic, один из лучших в мире медицинских центров; Cleveland Orchestra, который входит в пятерку лучших оркестров в США и Зал славы Рок-н-Ролла.
У петербургской еврейской общины есть своя причина знать Кливленд: это наш город-побратим. Когда-то давно американские фандрайзеры, которые собирали деньги на возрождение еврейской общины в странах СНГ, придумали идею еврейских городов-побратимов. Так, еврейская федерация Нью-Йорка стала помогать московской общине, община Сиэтла – Хабаровску, Чикаго – Екатеринбургу и так далее. Петербургу достались сразу два города-побратима – Кливленд и Палм-Бич во Флориде. Если для большинства новых союзов партнерство ограничивалось финансовой помощью, отчетностью и редкими визитами, то община Кливленда подошла к этой программе с большим вниманием и интересом. Они сформировали комитет по взаимодействию с Петербургом, стали часто приезжать к нам, вникать в жизнь общины, общаться с людьми и делиться опытом. В результате, партнерство сейчас существует на очень высоком уровне. Еврейская федерация Кливленда уже много лет поддерживает организации Петербурга и принимает две группы в год: участников лидерской программы Лехава и программы Capacity Building, направленной на развитие еврейской общины.
Нам есть чему у них поучиться: община здесь очень развитая и сплоченная. Она меньше по размеру, чем общины американских городов-гигантов, таких как Нью-Йорк или Лос-Анджелес, но очень эффективная.
Большая часть еврейского населения живет в приятнейшем зеленом городке Beachwood. Здесь же расположены несколько синагог, еврейский общинный центр, еврейская федерация и даже еврейский музей. Именно здесь же решили поселиться и мы.
Когда мы обосновались, то начали знакомиться с общиной. Для начала я пришла в местный Mandel JCC. Mandel – это фамилия семьи крупнейших спонсоров Кливлендской общины. Мне сложно сказать, сколько миллионов они пожертвовали на развитие еврейской жизни в Огайо, но судя по количеству одноименных еврейских заведений, не один десяток. JCC – аббревиатура которая, собственно, и расшифровывается «еврейский общинный центр». Это аналог нашего Питерского ЕСОДа, с некоторыми отличиями. Большую половину здания занимает фитнес-центр. По моим наблюдениям, как минимум половина посетителей приходят сюда именно ради занятий спортом. Еще, наверное, треть приходит ради детских программ и летнего детского лагеря-здесь они на очень высоком уровне. Еще в здании работает кошерный SUBWAY, который всегда пустует – кому захочется обнулить результаты спортивной тренировки фастфудом. Культурных и образовательных программ здесь значительно меньше. Сама система выстроена очень практически: что востребовано, то и работает. Сейчас, спустя несколько месяцев, мне кажется, что ЕСОД во многом более современный и продвинутый. Возможно, это субъективное восприятие.

Еще одно отличие связано с финансовой стороной. Для того чтобы посещать JCC нужно платить ежемесячные взносы: примерно 65 долларов на человека или 115 долларов за семью. Для того, чтобы просто подать заявку на посещение общинного центра, нужно оплатить отдельный регистрационный взнос. И если вы думаете, что оплатив все взносы, вы можете бесплатно использовать все сервисы центра, то это не так. Большое количество программ и занятий по-прежнему будет платное, просто немного дешевле, чем для людей со стороны.

Мне сразу вспомнились люди в Петербурге, которые возмущались, как же еврейское мероприятие может быть платным. Периодически такие персонажи приходили в Гилель. Интересно, как бы они здесь на все реагировали. Впрочем, насколько я понимаю, если человек хочет посещать еврейские программы в Америке и у него нет денег, он может подать заявку на спонсорскую помощь. Ему нужно будет предоставить подтверждение своего дохода ( обычно это налоговая декларация за прошлый год) и, если доход достаточно низкий, то он все получит бесплатно. Это касается не только еврейской сферы, но и практически всех других сфер – медицины, образования, жилья. Все это стоит дорого – но если человек не имеет дохода, все это может предоставляться бесплатно. Это совершенно парадоксальная вещь, в результате лучше всего в Америке живут либо богатые, либо бедные люди, а среднему классу приходится сложнее всего. Многие американцы с этим не согласны, именно поэтому на последних выборах неожиданно победил Трамп – но это, к счастью, тема уже не моего блога.

В Кливленде живет много русскоязычных евреев. Большинство из них приехали в Америку в конце 80х – начале 90х. На то момент работали несколько крупных организаций, которые помогали евреям из СССР. Одна из них называлась «Джуйка» (так ее называют все эмигранты, в оригинале это аббревиатура) и она активно действовала, в том числе, и в Кливленде и помогала евреям сюда переехать.

Несмотря на многочисленную помощь, эмиграция в те годы была событием драматическим. Люди вынуждены были оставлять свои квартиры и имущество, отказываться от гражданства и фактически бежать. Никто на тот момент не знал, как долго будет открыто «окно возможностей», позволяющее уехать, поэтому у людей времени на раздумье не было. В результате, у многих эмигрантов, особенно старшего поколения, совершенно дикие представления о современной России. Им кажется, что мы до сих пор живем в каменном веке и вне цивилизации. Когда я рассказываю о современном Петербурге, который я искренне считаю одним из лучших городов на Земле, им сложно поверить. С точки зрения психологии это легко понять: первые годы многим тяжело пришлось за границей, без знания языка, и сейчас им важно верить, что решение об отъезде было правильным.

В 60-80х годах в Кливленде было очень активное движение в поддержку советских «отказников». Как вы наверняка знаете, в 60х-80х годах евреи из СССР не могли свободно переехать в Израиль. Как только они подавали прошение на выезд, начинались проблемы: их увольняли, клеймили предателями, даже могли посадить. Для целого поколения американских евреев борьба за права советских евреев стала важной вехой в их жизни. К примеру, Натана Щаранского они до сих пор воспринимают как героя. Я разговаривала как-то с пожилым ученым, который в молодости был активистом, ездил из Кливленда в Вашингтон и участвовал в митингах в поддержку евреев СССР. Я спросила, почему ему так было важно, что происходит в другой части света, и его ответ меня очень впечатлил. Он сказал:

“Пару десятилетий назад была война. До нас в Америке доходили слухи, что в Европе притесняют евреев. Мы вроде пытались что-то с этим делать, но Европа — это так далеко, а у нас своих проблем хватало. Мы не сделали все возможное, а потом, уже после войны, мы узнали про Холокост, про весь тот ужас, что там творился при нашем бездействии. Уже было поздно, поэтому нам так важно было не упустить ситуацию с советским еврейством.»

Интересно, что в среде российского еврейства вся эта борьба осталась далеко в истории, для американцев она до сих пор гораздо живее.
Вообще, находясь в Америке, все время невольно сравниваешь: а у нас так, а здесь вот эдак. В следующей статье я поделюсь своими субъективными наблюдениями, что лучше в России, и что лучше в Штатах.

 

Ирина Добкина

Ирина Добкина Ира Добкина, которую многие из вас знают как директора Петербургского Гилеля, прошлой осенью отправилась на год в США стала мамой маленького Марка Добкина. В своем блоге она расскажет о своих впечатлениях и о том, что же из себя представляет еврейская Америка.

Все статьи автора

Смотрите также