Еврейский лагерь BCI в Америке

Отодвинем занавеску и заглянем одним глазом в окно. В большом просторном помещении со сценой и завешенными фольгой окнами происходят события, непривычные простому человеческому глазу: хитросплетения рук, конвульсивные телодвижения, катания по полу, хаотичный бег по кругу, взмахи белой тканью под аккомпанемент, который трудно назвать музыкой — скорее, набор звуков. Искушенный зритель подумает, что это контактная импровизация, но нет — так проходит воркшоп у дамы преклонного возраста Йосефы — израильтянки, проживающей 20 лет в Штатах с танцевальным прошлым не где-нибудь, а в самом коллективе «Бат-Шева». Мы, 15 человек из США, Канады, России и Израиля, чтобы хоть как-то приобщится к таланту и гению Йосефы называем себя не иначе, как «Бат-Шева Джуниор».

Вот Миша, который в 5 лет иммигрировал из Украины в США, а это Итан, предки которого бежали из России во время революции, а вот Поллета — наполовину сирийка, наполовину еврейка. И всех нас объединяет одно — мы приехали в еврейский лагерь BCI (Brandeis Collegiate Institute), что в часе езды от Лос-Анджелеса, ну а еще нам всем с детства знакомы мотивы «Леха Доди», «Шалом Алейхем» и «Осэ Шалом».

На границе инспектор спрашивает меня «Лагерь? А сколько тебе лет?», «22», — отвечаю я, «но у нас, евреев так принято». Я получаю заветный штамп и отправляюсь в путь к неизведанному.

Лагерь BCI был создан в 40-е годы 20 века на кампусе American Jewish University — консервативного еврейского университета в США. С тех пор каждый год сюда съезжаются 50 молодых людей с еврейскими корнями со всех уголков света, а расписание не меняется вот уже несколько десятков лет.

Лагерь длится около месяца, а посетить его можно лишь один раз за жизнь, если есть хоть какие-то еврейские корни. На интервью, как правило, спрашивают как ты связан с еврейскими общинами и организациями своего города. Про крестик ничего не спрашивают 🙂

Казалось бы, что может объединить меня, выходца постсоветского пространства, с моей соседкой по комнате Эланой, выходца из Лас-Вегаса, которая заказывает себе с Амазона носки, потому что чистых не осталось, а стирать ей лень? Мы обе ищем в себе то, что американцы называют «spirituality» или «духовность» — некую внутреннюю субстанцию, не совсем религиозную, не совсем светскую, а у каждого свою.

Как бы по-сектански не звучало вышесказанное, но лагерь BCI открывает совершенно иной подход к иудаизму — тут молитвы чередуются со стихами, шаббат проходит в аккомпанементе музыкальных инструментов, а местный раввин ходит в шлепках. Все, что кажется обыденным нашему глазу, смотрящим на еврейство через призму российской действительности, здесь переворачивается с ног на голову. Мужчины и женщины молятся вместе, на шаббат все одеваются в белое, а девушки могут носить талит или кипу. BCI — это “radical acceptance” — полное принятие людей независимо от их пола, расы и ориентации. Это выражается в индивидуальном подходе к каждому участнику: организовываются совместные просмотры свежевышедших эпизодов популярных сериалов, поддерживаются любые инициативы и даже на кухне готовят еду по специальному заказу (я про наггетсы, не про бекон).

Кампус American Jewish University — это частная территория более чем в тысячу (!) гектаров с горами, коровами, плантациями авокадо, а еще кроликами, бегающими вокруг кактусов. Не верите? Вот доказательство.

Каждое утро начинается с активности на выбор: это может быть молитва или медитация, рисование на камнях или мини-спектакль. Каждый раз разное, не буду спойлерить. После завтрака все начинают приносить пользу на благо коммьюнити: можно прополоть сорняки в местном огороде, собрать кабачки, построить ферму по способу аквапоники или помочь в мастерской Полу-деревщику, для которого дерево — это целая жизнь и возможность “быть в моменте”. Особо ленивые собираются в помещении и сканируют старые фотографии бывших участников лагеря. У каждого свое полезное занятие.

После общественно-полезных дел можно подзарядиться и пищей духовной — в BCI обязательно есть место и еврейской мудрости — бейт-мидрашу со множеством опций и лекторов. Иногда они специально приезжают в BCI из разных штатов, чтобы посвятить участников в свою собственную мудрость.

Самое интересное начинается после обеда — все разбредаются по своим воркшопам, которые выбрали в начале лагеря. У меня был танцевальный. Нет, мы не шагали “ча-ча- ча” и не вырисовывали кренделя под хаву нагилу, дружно взявшись за руки. Наша преподавательница Йосефа всегда просила нас “творить” — закрывать глаза и отдаваться движениям. Получалась такая своеобразная терапия — в конце у каждого создавался свой танец, который шел изнутри. Неугомонная Йосефа и пара бутербродов с сыром не давали нашему творческому кризису встать у руля.

Каждый год в BCI воркшопы меняются — есть 3d дизайн, театр кукол, музыка, стихи, видео и разные другие. Фокус в них делают не на приобретение и прокачивание новых навыков, а на внутреннего художника. В BCI он выходит наружу и постепенно знакомиться с окружающим с помощью преподавателей и самого его обладателя.

В конце лагеря каждый воркшоп представляет свой отчет на показ общей публике, причем каждая студия старается сделать из мини-концерта настоящий перфоманс — выставки чередуются с танцами, а показ фильма с чтением стихов.

Конечно, это лишь малая часть большого путешествия длинною в 28 дней — вечером приезжали музыкальные группы и выездной театр, одну ночь мы провели в палатках у костра, в середине лагеря нас повезли в Лос-Анджелес, где мы гуляли и катались на роликах… И все это в окружении приятных и открытых людей, готовых к искренним и сложным разговорам. Было место и для расслабления — перед ужином можно потанцевать еврейские танцы, попеть еврейские песни, ну а шаббаты проходят на открытом воздухе на вершине холма с шикарным видом на закат.

Такая обстановка никого не оставила равнодушным. И вот мы уже все стоим на сцене в черном, зал нам аплодирует, на глазах наворачиваются слезы, мы бежим обнимать Йосефу. Наш BCI 2016 подошел к концу.

PS. Мне искренне не хочется раскрывать всех секретов, поэтому в статье я утаила пару моментов. Если вам 18-27 лет, зарегистрироваться в летний лагерь можно на этом сайте bci.aju.edu/ (регистрация, как правило, начинается осенью в октябре-ноябре). Важно знать, что организаторы помогают с получением американской визы и полностью оплачивают билет в обе стороны. Любые вопросы можно задать мне лично здесь vk.com/anitashafran

Анита Шафран


В прошлом работала директором студенческой еврейской организации "Гилель" в Саратове, сейчас живет в Петербурге, работает PR и event-менеджером, играет на укулеле, увлекается коучингом и любит хорошо покушать.

Еврейский лагерь BCI в Америке

Смотрите также