Интервью с Ларой Ертагаевой

Jevents поговорил с Ларой Ертагаевой — директором молодежного отдела российского Сохнута. Обсудили работу с детьми, формирование еврейской идентичности и жизнь в еврейской Москве.

Расскажи о своей связи с еврейством, как все началось?

Когда-то, очень давно мои родители решили, что надо отдать ребенка в хорошую школу. Они долго думали куда же меня отдать и в итоге решили отдать в еврейскую школу.

Изначально я родилась в Кишиневе и это происходило там. Еврейская школа считалась одной из лучших школ в городе. Родители меня в итоге туда и отдали, но при этом сказали: «Ну да, у нас есть еврейские корни, но это не важно. Школа хорошая, иди туда».

Так я соприкоснулась с еврейством. Теперь это школа «ОРТ». Там я училась прекрасных 10 лет. Именно там случилось мое первое соприкосновение с традициями и историей еврейского народа.

Потом в школе мне рассказали: «Есть такие классные лагеря. Поехали с нами!». Так я в первый раз попала в еврейские лагеря Еврейского Агентства “Сохнут”, которые сильно изменили мою жизнь. Два этих компонента — еврейская школа и лагеря — сделали меня такой какая я есть сейчас и привели меня к пониманию важности еврейской и израильской культуры.

Уже потом еврейская культура пришла в мой домой, в семью, но это пришло из этих двух источников.

Можешь отследить что изменилось в мировоззрении, что появилось?

Во-первых, появилась какая-то свобода. Я это связываю с еврейской культурой. То, что я могу не стесняться говорить, что у меня есть еврейские корни и гордиться этим. Открыто говорить об этом другим людям. До этого у меня не возникало таких желаний.

Плюс для меня очень важен аспект традиционных вещей, меньше религиозных, хотя все равно это связано с религией. Например, это праздники. Сейчас у меня есть своя семья и я очень хочу, чтобы у моего ребенка были помимо разных дней рождений и еврейские праздники. Мы стараемся что-то отмечать дома, зовем своих еврейских друзей. Ханука, Еврейский Новый год, Песах — это три праздника, которые мы стараемся праздновать. Я думаю, что дальше будет больше.

В-третьих, это, конечно, бесконечная любовь к Израилю. Если я один раз в год не побывала в Израиль, то это странный год для меня. Обычно получается даже 2-3 раза туда летать. Скоро снова туда полечу. Это очень сильная связь со страной.

Плюс, конечно, когда я общаюсь со своими не еврейскими друзьями, они знают, что да, я еврейка. И всегда могут спросить у меня какие-то вещи и я могу им объяснить. Я в любой компании такой специалист по еврейству. Это ко мне.

А еще есть такое хобби. Я называю это так: «Найди еврейские корни у любого человека». Это вообще мое любимое занятие. Оба моих университета были исследованы на еврейские корни. Всех, не то чтобы объевреевать, но помогать искать еврейские корни.

Ты родилась в Кишиневе, а в каком возрасте ты переехала сюда, в Москву?

В 19 лет я переехала. Поступила в Московский Государственный Университет и переехала сюда жить. Но связь с еврейством никуда не ушла. Продолжились разного формата лагеря, семинары, мадриховство и все, что связанно с этим. В какой-то момент я стала работать в Сохнуте мадрихом, а потом стала директором молодежного отдела и лагерей.

А что тебе как директору помогает создавать, каждый день работать?

Вера в то, что мы делаем офигенную работу. Мне кажется, что сейчас у многих  людей сложно с любимой работой. А я могу сказать, что мне повезло, и я люблю свою работу, потому что я вижу как мы влияем на ценности людей в плане еврейства. Я вижу как мы открываем для них что-то новое в еврейской и израильской культуре, как мы прививаем интерес к этой культуре. Это очень многого стоит. Большинство времени мы делаем что-то настоящее и важное для подростков и детей. Мы немножко меняем мир, надеюсь к лучшему.

А есть ли у тебя Проект-Мечта?

Сейчас у меня маленький ребенок, ему год и 8 месяцев. Я часто думаю, что хочу открыть свою школу, потому что то, что сейчас предлагает Российское образование — меня пугает. Я безумно люблю свою школу и мне ужасно не близко то, что сейчас происходит в России со школами.

Поэтому у меня есть мечта открыть школу. Необязательно еврейскую, но с демократически-гуманистическим образованием и особым подходом к ребенку.

В наших лагерях, мы тоже практикуем, особый подход к ребенку, очень личный и индивидуальный.

Когда ты начала говорить я вспомнил Януша Корчака.

Да, мы его очень любим, читаем и чтим. Без него никуда.

«У меня есть мечта открыть школу с особым подходом к ребенку».

Представь себе, что перед тобой сидит человек, который ничего не знает что здесь происходит. Что же делает молодежный Сохнут?

Я глава отдела, который занимается программами для детей и молодежи.

Это значит, что в течение года у нас есть различного рода проектная деятельность: лидерские проекты, детские проекты, детские лагеря, подростковые лагеря и студенческие лагеря разного формата.

Вот что у нас происходит в течение года:

Есть разные мероприятия для разных возрастов начиная от 6 лет и заканчивая 30 годами. Это празднование праздников, воскресная школа, выездные семинары, ярмарки, выставки — все это мы делаем для детей и подростков.

Самое главное что мы делаем — это детские и подростковые фестивали. Как раз сейчас будет зимний фестиваль Шелег Фест. Каждый раз мы ищем новую тему в еврейской и израильской культуре, которую мы готовы и хотим провести с детьми. Плюс есть наш подход к рассказу о еврейской культуре. Все это применяем и делаем потрясающие лагеря, которыми мы гордимся и очень в них верим.

Плюс мы делаем одни из самых лучших ульпанов в Москве. Есть Проект Интеграция. Мы делаем очень много всего интересного. Каждый, кто захочет исследовать свое еврейство сможет присоединиться к нам к тому или иному виду деятельности. У нас есть театральный проект, у нас есть волонтерский проект, у нас есть даже проект работы с родителями. Мы работаем на такую широкую большую аудиторию.

Наша организация содействует распространению информации нашего учредителя JAFI (The Jewish Agency for Israel) о программах Маса и Таглит.

А в чем цель?

Есть общая цель организации. Но скажу скорее свою личную цель.

Я хочу привить интерес к еврейской и израильской культуре. Я хочу, чтобы у человека в любой форме зародилось желание узнавать про свои корни, узнавать язык, съездить в Израиль, поучиться в Израиле, стать лидером-мадрихом. Так или иначе присоединиться к большой еврейской общине города. Сохнут очень много вкладывает в еврейскую общинную деятельность.

Опиши в любой удобной тебе возрастной группе, портрет человека, который посещает вас.

Мой самый любимый возраст это подростки. Это ученик московской школы, который попадает к нам в 14-15 лет. Он съездил к нам в лагерь, и лагерь стал для него чем-то очень важным. Вдруг открывает свои еврейские корни и присоединился к нашей, так называемой, еврейской тусовке и становится более активным деятелем. Он хочет быть чем-то большим, чем просто участником. Потом он приходит к нам на “Школу ведения” (курс подготовки мадрихов-вожатых) и уже сам становится человеком, который транслирует еврейские и израильские знания.

Мы работаем с разными подростками и хотим, чтобы в них зарождалось это зерно и желание нести ценности дальше. Если такой участник возвращается в свою школу, хочется чтобы он мог сказать: «Чуваки! Я был в еврейском лагере!» и рассказать, что с ним там происходило. Это нам кажется: «Это окей, да каждый может!». На самом деле надо быть очень верящим в то, что с тобой произошло, чтобы это транслировать дальше. Мы очень много с этим работаем.

Давай про Израиль. Мы много про еврейство и почти не про Израиль. С какими проблемами при ретрансляции Израиля как «Большой Идеи» вы сталкиваетесь здесь в Москве с московской аудиторией?

К счастью, проблем мало. Той аудитории с которой мы работаем очень интересно и любопытно. Да, они с интересом это воспринимают. В наших проектах интегрировано очень много израильских ведущих. Мы специально привозим подготовленных людей из Израиля. За счет этого у нас есть прямая связь с Израилем. Плюс Таглиты и лагеря в Израиле, которые проводит наш учредитель JAFI — все это есть и успешно работает.

Скажи, а есть ли некая история: Есть человек, сначала попадает в лагерь, потом что-то происходит здесь в Москве, потом в 18+ он едет на Таглит, потом едет на Масу. Есть ли внутри такая или другая заложенная схема?

Нет. Наша организация говорит так: «Мы начинаем с ребенка 6 лет и до 40 он может найти себя у нас». Нет цели, чтобы у человека был какой-то заложенный путь. У нас есть цель, чтобы этот человек был вместе с еврейством. И мы ему для этого предлагаем разные опции.

Окей, тебе 18 — съезди на Таглит.

Окей, ты хочешь делать что-то в Москве? — Давай с нами строить еврейскую общину.

Окей, ты хочешь в Израиль переехать поучиться? — Пожалуйста.

У нас нет конечного продукта, что если человек пришел к нам в 6 лет, то в 26 он должен занимается чем-то конкретным. Нет, это не про нас. Цель нашей организации — создание связи с еврейством и Израилем.

Хм, есть какая-то красивая фраза про это. Ага, «Securing the Jewish Future for Generation»!

Cохранить будущее для еврейского народа — это наша основная миссия. Ради этого есть деятельность здесь, есть деятельность в Израиле, есть ульпаны и прочее программы.

Ну вот смотри, я в Сохнут пришла 300 лет назад, и чего? Вот до сих пор не уехала. И ничего, вполне удачный для Сохнута человек.

Ты сказала о проектной деятельности. Какая проектная деятельность происходит в Сохнуте?

У нас есть театральный проект, волонтерский проект, у нас есть проект Высшего лидерства Миньяним, проект “Школы Ведения”. И, конечно, проект еврейских праздников.

Расскажи про школу ведения. Что такое мадрих Сохнута?

Мадрих Сохнута — это продукт Сохнута.

Сейчас мы закончили набор на Школу ведения — это один моих самых любимых проектов. Когда ты видишь как человек 3-4 года ездит в наши лагеря, а потом он хочет быть чем-то большим, быть с другой стороны, готовить все это. Такие участники приходят к нам и полгода мы готовим их к мадриховству.

Мы рассказываем об еврейской и израильской культуре. Без этого ничего не получится, потому что мы играем в этом поле и в первую очередь образовываем с точки зрения еврейства и Израиля. Мы много говорим о педагогическом подходе к ребенку. Мы не говорим, что они станут великими педагогами и смогут работать в школе. Но мы пытаемся транслировать участникам свою философию и подход к ребенку.

И да, это навыки ведения. Что такое мадрих, как он работает с группой, какие есть важные процессы с группой, которые не проходят. Еврейские знания и ведение — это два больших блока школы ведения.

А есть ли какой-то, это наверное прозвучит смешно, моральный этический облик мадриха Сохнута?

Это адекватный среднестатистический вопрос. Часто приходят к люди, которых я собеседую, и говорят: «Вот вы наверняка берете только определенный портрет человека».  Нет. Мы смотрим конкретных людей, которые приходят к нам.  Это наша философия, которую мы транслируем детям и ведущим-мадрихам.

Нет, мадрих не должен быть обязательно веселым и шумным.

А если вдруг ты любишь читать Бродского, то все — ты не можешь стать частью нашей команды мадрихов.

Нет, самое важное — это кто ты.

Какой ты человек, что ты хочешь дать или что ты хочешь вкладывать в мадриховство. Именно это важно. Так же как в нашем лагере есть совершенно разные дети — кому то подходит бесшабашный досуг, какие-то громкие вещи, а кто-то хочет сходить на литературный кружок. Конечно это все стереотипы. Но это показывает, что есть много разных детей с которыми мы работаем. Поэтому нам нужно много разных ведущих. Кто-то больше любит делать израильские танцы, а кому-то близка израильская политика и он хочет сделать клуб дебатов.

Поэтому среднестатистического портрета нет, но нам правда важно, чтобы человек верил в еврейство и хотел рассказывать о культуре Израиля. Важно чтобы это было особенным для него. Важно чтобы он верил в то, что он хочет это транслировать. Потому что если нет этого желания и этого огонька, то нет смысла с нами работать.

Это то поле, о котором мы говорим и в которое хотим вкладывать. Если человек ничего не знает и, более того, в это не верит, то мы с такими не работаем.

Команда мадрихов. Летний Лагерь “Kaits Fest” 2015 год

Какие ценности мадрих должен передавать детям?

Это интерес ко всей нашей культуре. Чтобы выйдя из лагеря ребенок мог захотеть загуглить что такое шаббат или рассказать маме, что есть такой потрясающий израильский автор, который пишет прекрасные книжки. Или сказать «Мама! Давай сходим на выставку в Еврейский музей». Это что-то, с чем ребенок уже сам начинает жить.

Самый поверхностный пример: Если ребенок вышел из лагеря и сказал «Окей, я много узнал о еврействе» и дальше с этим ничего не делает, для меня это не очень хорошая история. Хочется, чтобы ребенок стал еще немножко проактивным.

А есть ли какая-то штука, которую очень хочется сделать в рамках молодежного Сохнута, но пока почему-то не получается?

Хммм, обычно мы что хотим, то и делаем. Большинство вещей, которые нам приходят в голову, к счастью, нам удается реализовывать в рамках Сохнута. У нас очень гибкое руководство, которое слышит нас. Для меня это очень важно.

У нашего учредителя Jafi есть лагерь в Израиле, где российские дети, или дети из Украины и Беларуси едут в Израиль и там встречаются с израильскими подростками. Я бы сделала лагерь наоборот!

Это был бы лагерь, в Москве или Бобруйске, например, не принципиально в какой локации. И туда бы приезжали израильские подростки, которые родились в Израиле и учатся в израильских школах. И встречались бы с ребятами из СНГ, путешествовали бы по еврейским местечкам, посмотрели бы как живут еврейские общины городов. Главное организовать встречу детей друг с другом — израильтян и детей из СНГ.

Твое мнение: еврейская Москва — она какая?

Классная! Мне кажется, что в еврейской Москве можно найти себе по душе все что угодно. Но главная проблема еврейской Москвы — надо знать, что она существует. Как только ты узнаешь что есть, это как андерграунд какой-то, еврейская Москва, она открывает тебе разные пути.

Хочешь религиозность? —, Пожалуйста!

Хочешь современный иудаизм —, Пожалуйста!

Хочешь быть еврейским скаутом? —, Пожалуйста!

Очень много всего.

Это очень здорово, что человек может выбирать куда он захочет пойти. Самое важное, в человеке нужно зародить это желание ходить, желание участвовать, желание создавать.

«Нужно зародить желание быть частью этой большой еврейской общины.»

Сегодня, учитывая ограниченность по времени, семью и работу, на что тебе удается выбираться?

Помимо работы я выбираюсь на праздники.

Куда?

В Еврейский музей. Он попадает в мою целевую аудиторию — мамы с маленьким ребенком. Раньше я на всякие молодежные тусовки ходила. Сейчас я перешла из молодежи в в целевую аудиторию «Мамы с детьми».

Чего по-твоему не хватает еврейской Москве?

Мне кажется, не хватает общности. Еврейская Москва существует и она вся такая разная и разношерстная. Вроде бы мы все работаем, как бы на одни цели. Но по факту мы все разъединены и знаем больше о том, что происходит в мире Города, нежели у соседей из другой еврейской организации. Мне не хватает какой-то общности и ощущения, что мы все работаем на одно общее дело. Хотелось бы, чтобы было больше точек соприкосновения.

Представь себе: Сегодня пока еще 2017 год, есть человек, ему условно 20-22, он заинтересовался своими корнями. В чем, по твоему, для него классные плюсы, а в чем ограничения — войти сегодня в еврейскую Москву?

Классный плюс, я уже сказала — ты можешь выбрать все что угодно. Хочешь ходи на лекции, хочешь на вечеринки, хочешь на мастер-классы, хочешь стань религиозным человеком.

Но есть одно главное ограничение: Еврейская Москва — закрытая. Если у тебя вдруг, есть классный друг не еврей, то, к сожалению, его здесь не ждут. И многие взвешивают это. Ты должен понимать, когда входишь в еврейскую Москву, либо ты заводишь здесь новых друзей, либо ты остаешься со своими старыми, которые не могут войти сюда. Иногда это общее, они вместе заходят. Но это такая закрытая тусовка.

А как ты относишься к более или менее открытым мероприятиям на еврейскую тему на открытых площадках? И в принципе трансляции еврейских идей или хотя бы истории и ценностей во вне еврейскую среду? В этом есть смысл?

Это очень здоровская идея. Есть ли в этом смысл?

Да, есть. В некой популяризации еврейской тематики.

Для меня это сродни сходить на лекцию про Париж или французскую культуру.

Окей, мне это один раз интересно, два раза, наверное, любопытно, а в третий раз скучно. Я не понимаю что это для меня. Да, наверняка есть люди, которые обожают Францию не имея французских корней. Но для меня важна и понятна связь с корнями — это моя история, моя традиция, это принадлежит мне. И сразу понятна связь почему мне это важно и интересно. Да, я могу с чем-то соглашаться, с чем-то не соглашаться, но это часть меня. Наверное, я бы звала туда не еврейских друзей, но они сходили бы туда два-три раза.

А почему не евреи могут интересоваться еврейским?

Вот я не знаю. Для меня это сложно и непонятно. Это как я бы интересовалась Францией. Ну да, интересно, поеду по путешествую, кино посмотрю. Но я не знаю как создать сильную связь и какую-то мотивацию к еврейству у не еврейского человека. Да, я согласна, интерес может быть, но как его поддерживать, что с ним делать и главное зачем?

Последний вопрос. Очень пафосный вопрос, каким ты видишь еврея будущего, которого ты помогаешь прямо сейчас строить здесь.

Мне очень сложно с этим вопросом. Еврей будущего..

Московский Еврей через 10 лет?

Московский еврей через 10 лет? Не знаю, мне сложно ответить.

Они все такие разные, всем интересно разное. Каждый найдет себе свое еврейство. Я не тот человек, который хочет чтобы еврейство было одинаковым. Я не хочу так. Чтобы был один какой-то еврей, к которому я стремлюсь или к которому стремилась вся моя организация.

Я за то, чтобы каждый человек был с разными желаниями, знаниями, мотивациями.

Я хочу, чтобы все это дальше жило. Это самое важное.

А каждый сам выберет, то что захочет.

 

Следить за новостями молодежного Сохнута:

Вконтакте

Facebook

Константин Ермолкевич

Константин Ермолкевич

Пишу статьи.
Редактирую тексты.
Делаю фестиваль «Shalom Moscow».
Люблю разговаривать с интересными людьми.

Все статьи автора

Интервью с Ларой Ертагаевой

Смотрите также