Интервью с Анотоном Федосиным

Для интервью мы всегда выбираем вдохновляющих личностей — в этот раз в невероятно солнечный день у Тучкого моста на Васильевском острове мы встретились с не менее солнечным Антоном Федосиным. Антон основатель и руководитель проекта Дзен-мани — успешного приложения, позволяющего вести учет и планирование личных финансов , а также автор проекта о людях и общении — Food&Wine.

Антон, расскажи, пожалуйста, основные моменты своей биографии.

Я из маленького города Заполярный. Это Мурманская область, на самом севере, где граница с Норвегией и Баренцево море. Городок маленький, всего двадцать тысяч человек. После девятого класса я уехал в Израиль по программе НААЛЕ. Проучился годик и вернулся.

Ты жил в кибуце?

Нет, это называлось пнимия — как у нас школа-интернат. Школа была сельскохозяйственной: коровки, хлопок, курочки. После учебного года я вернулся домой на лето, потом вернулся в Израиль и через месяц захотелось домой. В школе доучился уже в Заполярном, потом поступил в университет в Питере. Учился здесь, жил в общежитии, а на третьем курсе узнал про молодежный еврейский клуб. Съездил в лагерь и остался, и потом уже сам стал мадрихом, работал в лагерях. Женился,  появились дети.

До того как ты поехал в Израиль в твоей семье было что-то еврейское? В чем-то это выражалось?

Когда в школе узнали, что у меня еврейский корни, я начал слышать: «Да он же еврей…». И всё в таком духе.  Это было типично для маленького промышленного городка.

Какие ощущения ты испытал, когда попал в Израиль после  родного города? Перевернуло это твой мир?

Нет, мир не перевернуло. Я до этого ездил в Финляндию, Норвегию,  это не был мой первый выезд за границу. Очень большие ожидания были у моей мамы. У нее было ощущение, что Израиль  — это рай на земле, что это лучшая страна в мире. Это крутая страна, но всё-таки не рай. И мои родители, и братья, и сестры сейчас живут там. И мне там отлично, клево, но я здесь.

Она очень крутая, когда ты приезжаешь туда как турист или «просто приезжаешь». Это мой второй дом, но именно работать и жить там —  не знаю. Есть много других крутых стран, где можно работать и жить.

Многие люди, которые пожили и имеют хороший опыт жизни в Израиле, в итоге, решают, что это страна не для них, не для жизни. В чем конкретно для тебя причина? Некоторые говорят, что это милитаристская страна, кому-то им не подходит израильская ментальность, другие видят здесь больше возможностей и поэтому предпочитают жить в России.

Да, все верно. Например, она космическая для детей. Я нигде не видел таких детских игровых площадок. Но ментальность мне действительно не подходит. Я учился с ребятами-израильтянами, и мне было немного сложновато. Возможно, потому что я из маленького городка, не знаю. Понимал, что просто жить мне нормально, но дальше работать, взаимодействовать и что-то создавать с ними сложно.

Возможно, я просто не встретил «тех». Я обсуждал потом это с братом, и он говорит, что как и в любой стране, и в любом городе есть люди, с которыми тебе клево, и те с кем нет, и ты всегда находишь свой круг общения. В тот момент, когда я учился там, я не успел его найти. После того как я вернулся и отучился здесь, мне казалось, с точки зрения возможностей, что здесь их чуточку больше, и чуть проще, чем там. Поэтому я не уехал.

В нашей еврейской общине ты встретил «тех людей»? Почему тебя снова потянуло к еврейской жизни?

Да, да. Я съездил в лагерь и встретил много отличных ребят, с которыми подружился, и до сих пор весь мой круг общения, так получилось, тот самый, родом из еврейского клуба пятнадцатилетней давности.

У тебя был свой проект, аналогичный Jewerly Hills, для сегмента людей, который не охватывают еврейские организации. Можно сказать, для тех, кому за тридцать, но у них еще нет семьи. Расскажи, как он появился?

Да, это был проект Food&Wine. У нас не было про «не семейное». Предыстория такая: года четыре назад жена уехала с детьми на всё лето в Израиль. А когда ты остаёшься один, то немного выпадаешь из того круга общения, который у тебя есть постоянно. Обычно мы встречаемся семьями, и тут я один такой. И странно примкнуть к кому-то. Я вдруг начал смотреть: мне тридцать плюс, чем бы себя занять? И в тот момент почему-то было не очень много такого контента в Питере.

Я позвонил другу и сказал: «Давай устроим встречу для таких стариков как мы, вина попьем, с кем-нибудь познакомимся», потому что после тридцати круг начинает сильно сужаться. Когда ты студент и после, ты только приходишь в какие-то компании, начинаешь знакомиться, круг сильно расширяется, а затем он начинает сужаться, остаются те самые хорошие друзья, а новых знакомств становится меньше, только если где-то по работе. И очень жаль, потому что это расширяет и кругозор, и возможности.

Остановились на том, что клуб был чисто для себя, он не был коммерческим. Мероприятия собирали от 25 до 40 человек. Я так и не научился привлекать аудиторию — это отдельный хороший навык. И времени это стало забирать больше, чем хотелось бы.

Формат был таков, что мы встречались в закрытом помещении, для этого нужно было арендовать либо часть ресторана, либо весь ресторан. Рестораны не интересовали 20-25 тысяч, которые мы могли предложить. Для посетителя мероприятие стоило тысячу рублей, и на общую сумму мы должны были организовать все: и помещение, и вино, и закуски. Надо было собирать аудиторию, искать рестораны, и в какой-то момент мне стало сложно этим заниматься. Проект просуществовал года полтора, я очень много с кем познакомился и продолжаю сейчас общаться.

Давай поговорим о твоем приложении Дзен-Мани, расскажи о концепции.

В двух словах: это приложение для управления личными финансами.

Мы помогаем ребятам погасить долги, кредиты и накопить денег. Человек не склонен планировать на «большой горизонт», особенно в России. Его нет даже в компаниях. А в Европе принято даже отпуск планировать отпуск на год вперед планировать.У нас — за три месяца, за месяц. Люди.

Наша психология такая, мы плохо оцениваем долгосрочные планы. И поэтому часто принимаем не очень правильные решения. Покупаем машину, берем ипотеку  — никогда нет свободных денег. Если есть что-то свободное — вкладываем в элементы быта, отпуска. То, что я предлагаю, заглядывает дальше — это разговор про некий минимальный фонд, финансовую подушку. От 3 до 6 месяцев дохода отложенные на сбережения. Просто положить на вклад, чтобы можно было в любой момент снять. Это сильно снижает уровень стресса в жизни, на работе — не жить от зарплаты до зарплаты. Если ты заболел, разбил машину, что-то случилось с родителями или друзьями — всегда можно взять оттуда. Когда ты знаешь, что эти деньги есть, намного проще. Благодаря этому можешь принимать адекватные решения.

Финансовая независимость определяется уровнем жизни, к которому человек привык. И вот если представить, что она не в 60 лет, а через 5. Чтобы вообще можно не учитывать вопрос денег.  Тогда можно стажироваться там, где ты хочешь, а не где больше платят. Можно учиться вместо того, чтобы работать. Для того, чтобы получать ежемесячно 50 тысяч рублей, нужно 6 млн. Чтобы их получить, нужно откладывать по 50 тысяч 6-7 лет. Если бы у нас была некая смелость, чтобы идти к такой точке, она вполне достижима, и очень понятна. А главное — открывает совсем другие возможности.

Конечно, если у тебя есть кредитная карта и ты ушел в минус или платишь от 30% до 50% годовых, тогда, без вопросов, надо такие дорогие кредиты погасить. Или если ты занял у друзей и близких, то понятно  —  с ними нужно расплатиться как можно быстрее. А все остальное я бы сделал в такой последовательности: “фонд”, гасим кредиты, начинаем наращивать свой сберегательный фонд, который, кстати, не обязательно должен быть в деньгах, там могут быть облигации, недвижимость, золото, какие-то криптовалюты или что-то другое — это вопрос риска и горизонтов.

Интересная концепция — «создание фундамента для жизни».

Это стратегический план, а есть тактический план, он коротенький, к примеру, на месяц. Многие люди откладывают то, что остается после всех трат. По факту, мы тратим практически все, поэтому лучше откладывать какую-то часть сразу. Если изначально не знаешь сколько, можно просто, пальцем в небо, 20%. Вот отложил сразу эти 20%, если не получилось, взял обратно. Но когда ты отложил деньги и не видишь их у себя в кошельке или на карте, ты чаще всего не рассчитываешь на них. Ты видишь, что у тебя осталось, к примеру, 20 000 рублей и понимаешь — такая сумма есть до 10 числа.

А дальше, из того что осталось, мы делим в пропорции: базовые вещи, к примеру, продукты, коммунальные услуги, фитнес, покупка одежды — сюда уходит в среднем 50% нашего дохода.  Есть не базовые вещи, на них остается 30% — этот фонд «на себя». Могу кофе попить, а могу с друзьями через месяц съездить в Таллин. И в этот момент у тебя нет ощущения, что ты вытаскиваешь деньги из своего будущего.

Вот почувствуйте психологически разницу: тебе говорят, что нужно копить деньги, есть стратегия копить деньги 7 лет и выйти на пенсию. Есть такой стандартный метод “откладывай на латте», и вот ты пришел и думаешь: заказать мне сейчас кофе или нет. Мне хорошо будет прямо сейчас, или через 7 лет я смогу себе что-то позволить. Приложение позволяет вести такой учет.

В сети уже немало информации, подкастов, интервью о Дзен-мани, но вот последние два года — тишина. В чем причина?

Дело в том, что большинство таких интервью с точки зрения проекта ничего не дают, если это маленькие площадки. Когда мы только начинали, у нас было интервью в Деловом Петербурге, и кроме моего дедушки никто не заметил.

Это нисколько не привлекает людей. Оффлайн практически не конвертируется в онлайн. То есть проект Food&Wine может быть и смог бы, но онлайновый проект нет. Поэтому я перестал искать эти возможности.

Твоя работа связана с внедрением компьютерных технологий в повседневную жизнь людей. Как ты видишь в связи с этим «Tomorrowland»?

О культуре мне сложно говорить. Есть просто развитие технологий, которое движется в определенную сторону. Вот, Олег (фотограф. прим.редакции) сейчас сидит в телефоне, потому что есть культура телефонов — мы все в них. Появится технология виртуальной реальности, дополненной реальности, и если сейчас Олег сидит в телефоне, то скорее всего через какое-то время он будет сидеть просто в очках  или в линзах, при этом получая всю ту же самую информацию. Виртуальная реальность сильно повлияет на нас, поскольку сейчас чтобы создать что-то тебе нужно выйти из дома, а чтобы создать что-то в виртуальной реальности тебе не нужно никуда выходить, можно, сидя на диване, создать любую реальность вокруг себя.  И это очень интересная история, которая посмотрим к чему приведет.

Выходит, чтобы быть успешным, сегодня каждому человеку необходимо быть немного программистом, немного интернет-маркетологом. Необходимо знать основы?

Если раньше для многих вещей нужно было действительно программировать, то сейчас можно собирать пазлы из блоков. То есть чтобы открыть свой блог, тебе уже не нужно изучать программирование и устанавливать какую-то систему управления, к примеру, WordPress. Пришел на сайт, зарегистрировался и вперёд. Многие вещи становятся простыми, алгоритмы готовыми и их можно использовать. Я думаю, основная история была и есть предпринимательская — придумать, увидеть где есть потребность и решить её. Это главное.

Для Дзен-мани ты сам не программировал, а создал техническое задание. Зная изначально свои компетенции, какую роль ты отводил себе в этом проекте?

До этого я программировал и первые свои проекты пытался делать сам. Однако понял, что как перфекционист, закапываюсь в программировании и убиваю слишком много времени на разработку и меньше на концептуальные решения.  Я понял, что мне с этим тяжело бороться: не могу делать плохо, переписываю, переписываю, и это длится бесконечно. Так делать нельзя.

Поэтому, начиная свой проект, я понимал, что у меня есть сильные стороны, есть слабые. Да, я понимаю в технологиях. Когда ребята говорят мне про алгоритмы или базы данных, я в этом понимаю, но дальше я не лезу вглубь, не смотрю какие функции они пишут. Главное, чем я занимаюсь — создаю само решение.

Ты с самого начала видел себя в этой роли или ты к ней пришел?

Да, с самого начала. Я думал, что  вообще все буду делать. И PR, и продажи. Но опять же я понимаю, что PR  мне сложно заниматься: я плохо пишу, мне не нравится, как я пишу, и  могу переписывать бесконечно.

Как ты определяешь, что именно делаешь сам или какого человека в команду тебе необходимо найти?

Вообще стоит для начала попробовать самому. Какой-то поверхностный уровень можно довольно быстро получить практически во всем: в бухгалтерии, маркетинге, рекламе и даже в программировании. Сначала ты занимаешься всем сам: сам ведешь бухгалтерию, сам пишешь тексты, сам настраиваешь контекстную рекламу. Сам пытаешься во все это вникнуть, пробуешь, и если тебе это интересно —  занимаешься этим дальше. А если ты попробовал и понимаешь, что тебе эта тема не близка и заниматься ей ты не хочешь, легче нанимать людей, если есть общее представление. У меня такой опыт — я не знаю, как подходят к этому вопросу люди, у которых сначала есть инвестиции, много денег, и им нужно нанять много людей.  

Понятно, что когда в твоей команде появляется технический специалист высокой квалификации, то следующих «технических людей» будет выбирать он, потому что лучше в этом разбирается.

Как команда сформировалась и из кого состоит?

У меня хорошая техническая команда, она очень сильная, но очень-очень маленькая. Я прошел, наверное, все стадии осмысления того, как всё должно быть.

Когда мы только начинали, давно это было — 2010 год, вся  стартап-тусовка не была такой как сейчас. Сегодня стало проще, многое поставлено на поток: достаточно книжек уже написано, есть куча фондов, которые помогают. В тот момент все только начиналось.

Я планировал, что это будет венчурная история. Венчурная, в том смысле, когда ты начинаешь проект, показываешь идею, и как он будет расти: какие-то первые шаги, первый рост, доказывающий, что идея полетела,  привлекаешь первых людей.  И дальше, для того чтобы масштабироваться тебе нужны деньги, и ты получаешь их из венчурного фонда.

Опять же, когда мы начинали, в привлечение аудитории мы не очень вкладывались, больше вкладывались в техническую составляющую. При этом все вокруг мне говорили забить на технику и растить аудиторию, что только по аудитории можно продавать. Наверно, у меня это плохо получалось.

Мы рассказали Яндексу идею, идея понравилась, и Яндекс нам дал грант. Они даже собирались себе её внедрять, но перед тем как это делать, потому как это узкая ниша, они сказали: «Давайте мы вам просто дадим денег и посмотрим как вы дальше будете развиваться». Посмотрели, решили, что это нишевая история и у себя не стали делать.

Это расстроило?

Да нет, не расстроило. Как потом оказалось, для меня это был большой плюс.
Наверное, история не терпит сослагательного  наклонения. То есть если бы нас поглотил Яндекс, может быть, сейчас все было бы по-другому.

Дальше, после Яндекса пришла другая большая компания, которая сказала: «Мы хотим делать тоже самое только у себя. Но нам нравится ваша экспертиза, давайте вы сделаете это для нас на базе своего решения, мы вам заплатим и будет у вас ценный бонус». Решили попробовать, потому что это было сильно-сильно масштабно. Проект так и не состоялся.  Мы его сделали, оставалось только запустить, но в этой компании случились внутренние перестроения, и проект просто не был запущен. Деньги были заплачены, но полета, дальнейшего развития, которое мы планировали и которое нам было интересно с точки зрения масштабирования, не случилось.

Конечно, тогда мы меньше внимания уделяли своему проекту. И оказались в точке, когда у нас нет большого клиента, который нам платит деньги, и мы не научились еще сами зарабатывать деньги. Надо было принимать решение: «Окей, а кто мы?». Можем идти дальше в сторону аутсорса и заниматься разработкой для кого-то, поскольку пошли такие предложения и заказы: “Ребята, я смотрю вы делаете, а сделайте-ка и нам”. Или идти в сторону своего проекта, то есть то, чего мы хотели изначально.

Мне был интересен свой проект.

Большинство людей, в основном, забрасывают ведение учета в подобных приложениях через  недели две.  Почему люди остаются с вами?

Людей, которые ведут свой учет полностью вручную, такие педанты-педанты, их в жизни не так много. Это как раз та аудитория, которую мы как раз видели в самом начале. Почему не так быстро идет рост таких проектов? Аудитория, которая ведет учет в ручную немногочисленна. К тому же существует много бесплатных приложений, которые обладают таким функционалом, либо платных, которые берут деньги один раз в самом начале, и что будет дальше их мало интересует. У нас есть возможность, например, настроить экспорт из банковских приложений, что облегчает задачу. И некоторые другие приятные особенности.

Я видела гневные отзывы в App Store, касающиеся платной подписки.

Да, платная подписка — это то, к чему мы пришли, и несмотря на то, что люди писали об этом, большинство осталось с нами. С точки зрения аудитории по графикам мы не увидели никакого спада.

После этого поняли, как можем существовать сами. До этого думали, что, будучи бесплатными, будем расти, расти, расти, привлечем чужие деньги, на чужие деньги будем расти, и когда нас станет совсем много, на этой большой аудитории начнем зарабатывать. Как Twitter. Но, к сожалению, ни Twitter, ни Medium сейчас так и не придумали как продавать.

Как только мы перешли на подписку все стало совсем четко и прозрачно: либо людям нужен этот сервис, и они платят за него деньги, либо он не нужен, и тогда мы все умрем.

Ты принял решение развивать проект на собственные средства?

Инвесторская история, она, к сожалению, создает иллюзию. Многие начинают тратить инвесторские деньги и плохо соизмерять эффективность того, что они делают.  Хуже отслеживается, окупается ли каждый человек.. Получается, что деньги сливаются, а в какой-то момент заканчиваются. Привлекать аудиторию так, чтобы на ней зарабатывать мы так и не научились. Большинство стартапов на этом и закрываются, потому что экономика не построена.

Мне сложно взять деньги, если я не уверен, что верну их. Я всегда деньги инвесторов воспринимал как кредит, а не просто «ну возьми и всё». Они что-то хотят взамен. Первые n лет я не знал, смогу я взять несколько тысяч долларов, например, и отдать. Поэтому не брал, и теперь не беру, но уже по другой причине  — хочу сохранить независимость. Инвесторская история —  это отношения с людьми, которые хотят твоего роста, чтобы через несколько лет они могли продать свою долю дороже.

Если ты берешь эти деньги, то попадаешь в некий циклический процесс, из которого нельзя вырваться. Каждый раз должен наращивать обороты, и это бесконечно. Я внутренне не готов к этому, мне интересней продукт, который развивается со своей скоростью и так, как мы этого хотим, а не так как хочет инвестор. Это спокойней.

За подготовку интервью с Антоном благодарим Алину Новикову, Валерию Темкину и фотографа Олега Любарского.

Алина Новикова

Алина Новикова Люблю редактировать, переводить и, по возможности, писать статьи, увлекаюсь скалолазанием и танцем, люблю культурные мероприятия в особенности научно-популярного, музыкального (классика, джаз и электронная музыка) характера и, конечно, живопись и Digital Art, вдохновляюсь в первую очередь людьми и плодами их деятельности.

Все статьи автора

Интервью с Анотоном Федосиным