The end is nigh!(?) или отношение к работе

Там, короче, как дело было. Приезжает такая Маша Никитенко в Эйлат с Таглитом, а я ей давай жаловаться, типа «изеры» ленивые, могут курить уйти посреди рабочего процесса и прочее. В общем, перечислять, как мне казалось, грешки молодых израильтян. А Маша задала мне вопрос, ответ на который я не смог тогда на лету сообразить. Со временем всё становилось только сложнее. Судите сами: «Так если израильтяне такие ленивые и безалаберные, то как у них страна до сих пор не развалилась?»

Для затравки — безалаберные бездельничающие израильтяне в естественной среде.

Скажу честно, ответа у меня до сих пор нет. Его не предвидится в обозримом будущем. Просто потому, что вопрос заставил меня обратить внимание на множество деталей, в которых, известно всякому, кроется дьявол. Детали эти привели к простому пониманию — вопрос некорректный. Он должен быть или переформулирован, или отброшен.

Начнём с того, что именно казалось мне тогда таким уж «плохим».

Как известно, есть два типа людей: одни сидят на трубах, а другим нужны деньги. На трубах, или почасовой оплате, сидит множество людей. Временами эта оплата достойная, временами не очень. Но у неё, в отличие от РФ, есть достойный минимум. В Эйлате на него можно жить. Даже на пивасик останется. Если перевести его в рубли — можно даже расстроиться. Оплата эта гарантирована, если просто проводить двадцать шесть восьмичасовых рабочих дней на месте своей работы и удовлетворительно её выполнять. Не хорошо, не прекрасно, а удовлетворительно. Профсоюзы, и прочее наследие социалистов у власти, заботятся о том, чтобы тебя нельзя было просто так выкинуть на мороз или наколоть с зарплатой. Так что, когда в Израиле вы будете сталкиваться с людьми, которые работают за минимум, или невысокую почасовую, которая не требует специальных знаний, у вас будут скрежетать зубы. Тетеньке на кассе в супермаркете совершенно не важно, скольких она обслужит. Человек, который работает в тех., поддержке не заинтересован в том, чтобы эффективнее выполнять свою работу. Сервис, уборка и прочее в отелях — просто мечтают, что отель сгорит с их менахелем (менеджером) вместе. Ещё хуже почасовая с материальным стимулом. Например, в зависимости от продаж. Тогда человек заинтересован только в том, чтобы втюхать побольше фигни. Втюхивать он будет с истово пионерским рвением, как на той картинке «ни черта не знают, а везде лезут». Вот говоришь ты, например, с интернет провайдером, а он тебе «подключите сто мега!» а ты ему «у вас же стоит, фактически, адсл, он выше сорока не тянет». Дальше может быть глубокомысленное молчание или понимающий хмык… и в любом случае попытка впарить что-нибудь другое. Геймерский тариф, например. Отсюда главный закон местного интернета — подключиться проще, чем отключиться. Есть даже шутка — «давайте подключим всех палестинцев к «Хот-интернет» — они будут заняты звонками в тех., поддержку с попытками отключиться и не смогут никого бомбить».

Понятно, что такие работы либо временные, либо люди там совершенно пассивные по жизни им на вас, как и на весь мир, строго до фонаря. Дом, работа, дом. Джоинт. Голдстар.

Другие люди, которым нужны деньги — они делают свой бизнес. Стартапы и всякое такое. Бизнес настоящий, не как «украсть ящик водки, продать, а деньги пропить». У них нет времени ни на что — они заняты. Имея дела с ними есть шанс самому не поспевать. Вот человек работал на дядю и жил себе расслаблено, а вот он открывает своё дело и его уже не слышно и не видно и не дозвониться. Как и должно быть в цивилизованных странах, ящитаю. Так и живут. Одни придумывают геттакси, а другие забивают на учебу, оправдывая это тем, что «Не поймать мотор, братан».

Так откуда тогда взялся этот вопрос? Да всё дело в том, что задают его себе не израильтяне. Его задаём мы, репатрианты.

Проблемы начинаются тогда, когда встречаются два мировоззрения. Вчерашнего репатрианта и давно репатрианта, например. Одна девочка яростно возмущается, что её напарница ушла на перекур оставив девочку разбираться с текучкой. Девочка думает, что напарница по неведомой причине ей что-то должна. Напарница давно в Израиле и знает, что она никому ничего не должна и заплатят ей столько же, сколько нервной девочке. А девочка, вместо того, чтобы расслабиться и начать тянуть кота за хвост, всячески отлынивая от текучки, устраивает истерику и кричит, что работа не делается, и вообще, почему она одна должна. На неё даже может орать менеджер с теми же претензиями. Она ещё не поняла, что никому ничего не должна. Кроме, конечно, того, что прописано в её договоре. И менеджера можно (и нужно) слать куда подальше, если он требует от тебя того, чего ты делать не обязан. Менеджеры любят репатриантов из СНГ. Их легко заставить делать то, от чего израильтяне откажутся. Например делать работу без требуемого разрешения. Или работу «за того парня». Или ту, за которую платят больше, но за те же деньги. В силу того, что в России, например, так работает ВСЁ — репатрианты ещё и гордятся, что они и жрецы, и жнецы, и на дуде.

Отвлеченный пример. Однажды я спросил студента, как мол эти малолетние разгильдяи после армии (после армии только они и бывают) — резко превращаются в суровых и ответственных работников службы безопасности аэропорта, например, мимо которых мышь не проскочит? «Зе тафкид» (это должность) — был мне ответ. Типа должность обязывает. Так вот тут есть понятие «тафкид руси». Сами можете догадаться, какого это плана должности. Но я отвлекся.

Другой парень удивляется, какие же «изеры тупые», раз делают работу самым сложным и затратным способом. Типа можно закончить быстрее и проще. Если рабочий день составляет восемь часов вне зависимости от количества проделанной работы, то тупым выглядит скорее парниша — он-то сделает за те же деньги больше. А если платят ненормированную почасовуху, то вытягивание кошачьего хвоста и вовсе прибыльно — каждый час сверх восьмого оплачивается выше. Так зачем мыть четыре тарелки одну минуту, если можно все десять?

Эти моменты вызывают зубовный скрежет у репатриантов — справедливости ради, не только из России. Я видел как аргентинка в сырном отделе супермаркета ругалось с каким-то ещё латиноамериканцем за его медленную работу. А очередь стоит. До тех пор, пока кто-то не закатит истерику и не дозовётся менеджера. Тогда временно процесс ускорится. Решение вопросов истерикой — отдельная тема. Истерика здесь легитимный способ продвижения любого вопроса. Истереть нужно правильно. Упирать на слабые стороны. Например в банке, если очередь очень длинная, можно разораться привлекая охрану. И если ор содержит нужные слова, а не просто проклятья в адрес работников, то можно быстро получить аудиенцию с менахелем и требуемый сервис. Ор и истерика неразрывно связаны с двумя понятиями «тлуна» и «пицуй» (жалоба и компенсация). Триумвират «тлуна\менахель\пицуй» — основа успешного общения с техподдержкой и любой инстанцией, до которой нужно донести своё недовольство. Израильтяне достигают высот в этом деле. Как работник частично сервиса, я часто сталкиваюсь с этим. Здравый смысл и логика тут терпят сокрушительное поражение от наглости и самоуверенности. Однажды мы получили развёрнутую жалобу на наш дайв-центр, инструкторов и погружения от человека, который там даже не присутствовал. То есть пришли папа, дочка и сын, а жалобу накатала оставшаяся дома мать. Знаете, что самое смешное? Инструктора писали объяснительные. Начальник очень переживал. Он вёл с ней переписку. Почему? Я пока не понял. Думаю (только думаю) что дело в том, что в Израиле очень эффективный способ распространения рекламы «сарафанное радио». У него есть недостаток — достоверность сведений теряется. Из-за этого насквозь лживая жалоба может стать ударом по репутации, а не менее лживая и неприкрытая лесть реально привлечь клиентов. Восток, что поделать. Другой случай на грани фола — какие-то высокоинтеллектуальные гости гостиницы поставили на электроплиту электрочайник. Включили то и другое. Через время чайник проплавился и проводка встретилась с плитой, испортив то и другое, лишив света весь этаж. Гости затребовали пицуй. Они получили другой чайник и плиту немедленно. Через неделю неназванную компенсацию. Я бы влепил им штраф за нарушение пожарной безопасности и выселил бы кэбенемат (вы будете смеяться, но это слово на иврите является аналогом «куда Макар телят не гонял» и даже не считается ругательным. Употребляется редко, но метко.) Но видать потому я и сижу на трубах, что не понимаю чего-то в тонкостях израильского бизнеса.

И тут мы приходим к наиглавнейшему противоречию, которое я обнаружил, и которое ведет к возникновению вопроса «как страна-то ещё не развалилась».

Дело не в том, что израильтяне «тупые» или «ленивые» или «неспособные». Дело в том, что они делают вещи НЕ ТАК как видится правильным\хочется русскоязычным.

Однажды, например, уважаемая г-жа инструктор с десятилетним стажем нелестно обозвала молодого израильского инструктора за то, что он долго делает работу. А ведь мог бы и у неё спросить, как правильно-то. Хотя, конечно, она могла объяснить только как быстрее. И то, как быстрее, если делать как она (хочет). Когда к нам приходят новые инструктора, наш коллектив первым делом бросается объяснять им, что они делают не так, и как на самом деле надо. «Как надо» значит «как мы хотим, чтобы ты делал». И так везде. Девушка покупает четыре пива по акции. На кассе ей говорят, что пиво не по акции. Она медленно идёт обратно. Тычет в ценник. Выясняется, что ценник на другое пиво. Она берет другое пиво и идёт снова к кассе. Очередь стоит. Всё долго. Девушка даже бровью не ведет.

С «русской» точки зрения  — девушка явно тупая, раз не может прочитать название пива и сравнить его с этикеткой.

А с точки зрения девушки — тупой работник магазина, который вовремя не передвинул\не убрал ценник. Ей дела нет, и читать не интересно. Написано четыре по акции — она берет четыре и идёт на кассу. И то, что всё долго и очередь стоит — на самом деле не её вина.

Как только я это понял, я стал видеть во всех жалобах буквально одно и то же. Они все сводятся к «не так, как я бы сделал\считаю правильным\привык». Жалобы на еду в Израиле, на работу любого учреждения и прочее. Конечно, здесь хватает маразмов. Но все же большинство жалоб можно закрыть картинкой из интернета, где котик и «министерство не твоих собачьих дел».

И только одна история меня, пока что, действительно заставила напрячься.

Если я или мои студенты сломают коралл, потискают рыбку или вытащат из воды ракушку — штраф от трёхсот до семисот шекелей, при условии «пойман с поличным». Хозяин соседней с нами кайтсерферской шарашки пригнал тяжелую технику и принялся раскапывать вход в воду, с целью углубить и упростить его для кайтеров. Экскаваторы копают, вытаскивают глыбы из воды, перелопачивают прибрежную жизнь, засыпают песком кораллы, и всячески тиранят рыб. Все снимают на телефон. Приезжает рейнджер из заповедника. Люди звонят в муниципалитет и министерство природы и заповедников. И получают ответ «мы в курсе ситуации, всё нормально». Рейнджер с круглыми глазами удаляется всё туда же.

Когда закон переходит на ручное управление, и, что позволено Марсу, становится не позволено быку, тогда можно действительно задаваться вопросом, а не балансирует ли страна на краю пропасти?

Леонид Ерухимов

Леонид Ерухимов

Мне 26 лет, я родился в чудном географическом недоразумении на границе полярного круга со звучным названием г.Апатиты, в Петербурге жил с 4 лет, на юго-западе, чуть меньше года назад репатриировался в Израиль, живу и работаю инструктором по дайвингу в городе Эйлат. Евреи у меня в семье дедушка и я. Остальные ранжируются между воздержанием и открытым неприятием национальной идентичности.

Все статьи автора

Смотрите также