ШУМ: Страдающее еврейское Средневековье, чеснок, Дни Суда, идиш и Леонард Коэн

Ближайшая серия статей колонки «Иудаика в массы» будет посвящена интересному и важному региону в еврейской истории, а именно — региону «Шум»: его прошлому и настоящему, его кладбищам и синагогам, творениям мысли и искусства.

Три главных города в истории европейского еврейства, Шпайер, Вормс и Майнц, образуют на иврите аббревиатуру «Шум» (שו״ם — שפייר, וורמס, מיינץ), что в переводе с иврита обозначает «чеснок». Именно чеснок будет встречать вас в еврейских музеях по всему миру у входа в экспозицию, посвященную ашкеназскому еврейству, в память об этих трёх важнейших городах, помнящих свой экономический рассвет, славящимися своими раввинами и мистиками, синагогами и иешивами, рукописями и комментариями.

Еврейский музей в Берлине

«Шум» — это исторический центр ашкеназского мира, его генезис, центр религиозных диспутов, место древних еврейских кладбищ, синагог и домов учения.  Именно здесь зародился идиш, именно здесь появилось мистическое учение ашкеназских хасидов, именно отсюда ведёт своё начало ашкеназское направление Галахи.

Еврейская община поселилась на землях вокруг Рейна в конце VIII — начале IX века. Они мигрировали на Рейнские земли с территории южной Франции и северной Италии. Однако сами евреи в Средневековье предпочитали относить себя к потомкам тех евреев, которые мигрировали на эти земли якобы еще во времена Первого Храма (X-VI вв. до н.э.). Таким образом, они пытались защитить себя от антиеврейских погромов, заявляя, что между ними и евреями, «распявшими» Иисуса Христа, нет ничего общего. К сожалению, им это не помогло, и евреи Вормса, Шпайера и Майнца становились жертвами антиеврейских погромов точно также,  как и все остальные евреи Европы.

Карта миграции евреев (из книги Довида Каца Words on Fire)

Евреи, поселившиеся в этом месте, разумеется, не совершали самозахват территории, а получили право от властителей городов на проживание. Так, община Шпайера в 1084 году получила привилегию от городского епископа Рудигера, в которой было сказано, что сам епископ, желая сделать город Шпейер великим, решил, что тысячекратно увеличит славу города, если пригласит поселиться в нем евреев. Для того, чтобы защитить общину от опасности, исходящей от христианских соседей, сам епископ купил для евреев землю, отделенную от горожан стеной. Также из церковных земель он выделил для евреев в вечное пользование место для кладбища.

Епископ предоставил еврейской общине определенного рода автономию, разрешая главе синагоге, подобно правителю города, решать каждый спор и каждую тяжбу, возникшую между евреями и вершить суд согласно еврейскому закону, то есть по Галахе. Также евреи получили  право заниматься обменом золота и серебра, покупать и продавать то, что им покажется нужным, как внутри самого поселения, так и в городе, а также на территории, которая находится вне порта, до стоянки кораблей и в самом порту.

Из этого следует, что евреи вели не только внутреннюю, но также и внешнюю торговлю, способствуя экономическому процветанию того региона, в котором они поселились.

В 1090 г. император Генрих IV дал сходную, но более подробную привилегию евреям Вормса. В ней подчеркивается финансовая независимость евреев в королевстве, и даже право присягать в судах, согласно их религии.

Привилегия Генриха IV

Евреи занимали важное положение в городе благодаря своей экономической сфере деятельности. Их главным областями были ростовщичество и торговля. Евреи давали деньги в долг под процент не только христианскому населению, но также казне. В Средневековом христианском мире ростовщичество было сугубо еврейской деятельностью, так как церковь запрещала заниматься этим христианам. Однако главной заслугой евреев в благосостоянии региона послужила международная торговля. Именно за евреями закрепилась эта экономическая ниша, и произошло это по многим причинам: во-первых, евреи, как более мобильное население, могли перемещаться из одной точки в другую с меньшей долей риска благодаря значительному количеству еврейских общин в Европе; во-вторых, они могли вести международную торговлю благодаря также и общему языку среди евреев, то есть ивриту; и в-третьих, евреи просто-напросто умели вести торговлю, так как активно занимались ею ещё в Римской империи и были единственной группой, сохранившей некоторую память о римской технике ведения дел.

Привилегии, данные евреям во многих городах на Рейнскийх землях, определяла их как свободных людей: евреи могли быть хозяевами христиан, нанимать христианских слуг и кормилиц, а также участвовать в защите города и военных действиях. Более того, евреи Германии имели полное право на ношение оружия, в отличие от евреев, которые жили среди мусульман.

Экономический рассвет способствовал также рассвету еврейской учёности.

Имена великих еврейских мудрецов этого региона можно перечислять очень долго, однако я хочу остановиться на некоторых из них.

Одним из величайших раввинов и родоначальником ашкеназского направления в Галахе был рабби Гершом (ок. 960-1040), именуемый как «Светоч изгнания» (Меор ха-гола). Именно благодаря нему город Майнц стал центром еврейской учености: р. Гершом основал в нём иешиву, в которую приезжали учиться евреи со всей Европы. Возвращаясь после обучения в свои общины, они, таким образом, распространяли учение р. Гершома и его последователей. Один из знаменитых учеников иешивы Майнца был Раши (1040 — 1105) — крупнейший комментатор Талмуда и один из классических комментаторов Танаха. Раши специально приехал в Германию из Северной Франции для обучения в местной иешиве у р. Яакова бен Якара — ученика р. Гершома.
Из всех постановлений р. Гершома особенно выделяют три, которые существенно повысили статус женщины и подняли мораль иудаизма:
1) Запрет на многоженство. Де-факто, полигамия в иудаизме не практиковалась уже несколько сотен лет, однако де-юре, этого, по-прежнему, не было закреплено. Примечательно, что сефарды запрет р. Гершома на полигамию не приняли. Дело в том, что в отличие от ашкеназов, сефарды жили в мусульманской среде, где многоженство не только разрешено, но также является определённым мерилом социального статуса мужчины: чем больше у него жён, тем его статус, соответственно, выше.
2) Запрет на развод против воли женщины. Если посмотреть на средневековое христианское или мусульманское общество, то можно определено сказать, что положение женщины в иудаизме было существенно выше, чем у их соседей.
3) Запрет на чтение чужих писем, который, по-моему мнению, никогда не теряет актуальность, и уж тем более был особенно важен в то время, когда вся корреспонденция посылалась через третьи (четвёртые и даже пятые) руки.
Также р. Гершом — автор одной из молитв «Слихот», (Зхор брит Авраам), которая читается в эти дни, перед Рош ха-Шана и вплоть до Йом Кипура.

С автором другой молитвы, «Унтанэ токеф», рабби Амноном из Майнца, связана одна трагичная история. Р. Амнон — один из выдающихся людей своего времени жил, ориентировочно,  в одно время с р. Гершомом — в XI веке. Он был богатый и уважаемый человек не только среди евреев, но также и среди христиан. За его ум и мудрость архиепископ города Майнц несколько раз пытался обратить его в христианство, однако каждый раз получал чёткий отказ. Однажды, спустя некоторое количество уговоров, р. Амнон не смог дать ответ и попросил у архиепископа три дня на размышления, однако, в назначенное время он не явился и стал избегать встречи с ним. Тогда архиепископ приказал привести его под стражей и сделал ему выговор за неисполнение обещания. Р. Амнон заявил, что он заслуживает того, чтобы ему вырезали язык так как своей речью подал повод думать, что он колеблется в своей вере. Но архиепископ приказал отрезать р. Амнону его непослушные ноги и руки: по его приказу палачи долго мучили рабби Амнона. Они отсекали ему палец за пальцем на руках и на ногах и каждый раз спрашивали, не передумал ли он и не желает ли наконец перейти в христианство.
Истекающего кровью его отправили домой. Это случилось незадолго до наступления праздника Рош ха-шана. С каждым днем состояние р. Амнона ухудшалось, а в Новый год он попросил доставить его в синагогу, где произнес молитву, начинающуюся словами «Унтанэ токеф», в которой описан небесный суд над всем миром. С последними словами молитвы он скончался. По легенде, его тело исчезло, и через три дня р. Амнон явился во сне р. Калонимосу, чтобы передать ему слова молитвы и попросить распространить её среди сынов Израиля. Так в каждой еврейской общине мира по сей день на Рош ха-Шана и Йом Кипур стали читать одну из самых торжественных молитв.

Именно этой молитвой вдохновился один из величайших музыкантов в истории Леонард Коэн. В 1973 году, будучи на гастролях в Греции, Леонард Коэн узнал о начавшейся в Израиле войне Судного Дня (6 октября 1973 года, в Йом Кипур, армии Египта и Сирии напали на Израиль. Война завершилась через 18 дней, в ней погибло 2586 израильских солдат, больше чем в любой другой войне Израиля). Музыкант сразу же приехал в Израиль, чтобы поддержать народ Израиля и бойцов Цахала. Тогда же он написал свой вариант молитвы «Унтанэ токеф», а именно — песню Who By Fire.

Леонард Коэн вместе с Мати Каспи выступают для Цахала. На снимке рядом бывший премьер-министр, генерал Ариэль Шарон 

Регион «Шум» — это родина не только великих мудрецов, но также и целого языка, на котором говорили и продолжают говорить евреи по всему миру. Именно здесь зародился идиш, основой для которого которого стал  средневерхненемецкий диалект.

Тяжело определить точную дату возникновения языка, однако без сомнения можно указать первый дошедший до нас письменный текст на идише, а именно — надпись на Вормском махзоре (сборнике молитв на праздники), датируемая 1272 годом.

Сам текст помещён внутри букв слова  בדעתו и звучит так:

gut tak im betage se vaer dis makhazor in beis hakneses trage

Перевод этого текста следующий: Хороший день придёт к тому, кто принесёт этот махзор в синагогу.

Прочтите оригинал еще раз и обратите внимание, что это своего рода также и поэтический текст, так как слова «бетаге» и «траге» очень удачно рифмуются.

Сама просьба принести молитвенник в синагогу кажется очень простой, если не знать, что размеры средневековой иллюстрированной книги достаточно большие, и весить махзор может несколько килограмм, так что перенести молитвенник — это не самая легкая задача.

Кстати, касательно раннего идиша и Раши, который уже был упомянут выше, есть один интересный факт: как житель северной Франции, Раши говорил на еврейско-французском диалекте, однако в своих комментариях он достаточно часто использует фразу b’loshn Ashkenaz , то есть «на языке Ашкеназа» , как вводную для трудно переводимого слова или фразы языка того региона, в котором он учился. Разумеется, идиш, как язык, в то время ещё окончательно не сформировался (речь идёт об XI в.), однако стоит отметить факт зафиксированного глоссария.

Моим самым любимым текстом, написанным на идише в этом регионе, является сборник рассказов под названием Mayse Nisim («История чудес»), написанный хронистом еврейской общины города Вормс, р. Юспой Шемешем в XVII веке. Все 25 сказочных историй, которые якобы произошли в Вормсе, составляют удивительный путеводитель по этому городу, многие места из которого можно посетить и сегодня.

Например, улицу Шпрингбруннен, на которой жил отец со своей единственной дочерью. Когда в город приехал один нееврейский студент-маг, он, увидев эту девушку, подошёл к ней и заявил, что намерен этой ночью прийти к ней домой и переспать с ней. Напуганная девушка рассказала обо всём отцу и тот, чтобы защитить свою дочь, собрал дома 10 раввинов, которые должны были сидеть там всю ночь и оберегать девушку своими молитвами. Однако магия нееврейского студента оказалась сильнее: он усыпил раввинов и беспрепятственно пробрался к девушке в спальню. Будучи не робкого десятка, девушка взяла нож и убила молодого человека. На шум сбежались соседи, увидели спящих раввинов, убитого гоя и, испугавшись, что их снова обвинят в кровавом навете, начали думать, как бы им воскресить этого шлимазла. Раввины в этом вопросе оказались бессильны и тогда евреи пошли к христианским магам. Одна старая ведьма сразу сказала, что тоже не может ничем помочь, однако другой христианин предположил, что знает метод воскрешения. Его суть состояла в следующем: нужно положить убитого на спину и начать прыгать у него на животе до тех пор, пока дух не выйдет у мертвого из его тухеса (задницы, по-нашему). Так всё и случилось: студент воскрес, кровавого навета не случилось, все спасены и счастливы.

Как мы видим, евреи в этой истории больше всего боятся, что их обвинят в кровавом навете, за которым могут последовать не только казни, но также и изгнание всей общины из города (интересно то, что они имеют ввиду именно кровавый навет, в оригинале — «бильбулим», в то время как под этим словом имеется ввиду, якобы, убийство евреями христианских детей, а не половозрелых юношей). К сожалению, как кровавые наветы, так и погромы и изгнания были распространены в этом регионе.

Как уже было сказано, евреи в Германии занимали почетное место в обществе, благодаря их значительному вкладу в экономическое процветание региона, однако с течением времени между евреями и их соседями росло напряжение. Религиозная нетерпимость, зависть и долги христиан перед евреями повлекли за собой погромы и изгнания.

Первое изгнание евреев из Майнца произошло ещё в 1012 году, после того как местный священник обратился в иудаизм. Однако уже спустя месяц евреев призвали вернуться, потому что город не мог обойтись без них. Таким образом в городах не только на Рейнских землях, но и по всей Европе закрепилась зловещая закономерность: еврейскую общину изгоняют, лишая всё имущество и списывая с христианского населения и королевской казны все долги, но спустя несколько лет просят вернуться обратно.

Поворотным событием в еврейской истории стал Первый Крестовый поход 1096-1099 гг. Если до этого погромы носили локальный характер и были, скорее, хаотичной вспышкой ненависти, спонтанной и не координируемой, то Крестовый поход породил массовый психоз, распространившийся по всей территории, от Франции до Палестины, предотвратить который стало невозможно даже со стороны властей. Ни согласие между еврейской общины с лидерами государства и церкви, ни их финансовые ресурсы не смогли спасти огромное число жертв.

Подробнее об этой трагичных событиях в жизни еврейского народа в регионе «Шум» будет в следующей статье.

Виктория Алексеева

Виктория Алексеева Я окончила кафедру еврейской культуры СПбГУ и в данное время получаю степень магистра по идишу в Иерусалимском университете. Несмотря на специфику своего образования, после окончания университета в Петербурге я ни дня не работала не по своей специальности. В свободное время я копаю еврейские кладбища, читаю лекции, выступаю на конференциях и пишу научно-популярные статьи.

Все статьи автора

ШУМ: Страдающее еврейское Средневековье, чеснок, Дни Суда, идиш и Леонард Коэн

Смотрите также