О фанатизме, сексизме и принятии. Часть вторая

В первой части я начала рассказывать о фанатизме и принятии на примере героев фильма “Женский балкон”, который нам недавно демонстрировал Израильский культурный центр на крыше. Там было о жёсткости и фанатизме, здесь — об условности любви и безоценочном принятии. Не поленитесь прочитать первую часть так будет легче воспринимать вторую.

Второй тип героев, которых мы встречаем на экране — ограниченно принимающий, уязвимый. Так в кино несколько человек, испугавшись наставлений и увещеваний харизматичного рава, решают “забыть” о небольших нарушениях кашрута, шаббата и порвать с менее соблюдающими друзьями. Всё для того, чтобы их больше не стыдили, не смеялись над их слабостью и не грозили Б-ым гневом.

Так бывает, у людей с нарциссической травмой. Не путать с нарциссической структурой личности! Тогда мнение окружающих для человека — не единственная, но очень важная опора в жизни. Если в детстве или позже сильно травмировали рейтингами, сравнениями и стыдом за ошибки (а кого в российской школе не сравнивали и не стыдили, скажите мне?), то человек начинает во всем оглядываться на других. Вроде бы свою жизнь живёт, но хорошо бы, чтоб кто-то подтвердил правильность пути. А что скажет новый рав, если жена будет без платка на голове? Достаточно ли я позволяю своим детям по сравнению с другими родителями? Что про меня подумают? Не выгляжу ли я хуже других? В голове то и дело возникает круговерть подобных вопросов.

Мне кажется, это распространенной историей так, что я сделаю отступление. Очень многим из нас не досталось любви и принятия в детстве просто за то, какие мы есть. В основном, советским и постсоветским детям знаком опыт ограниченного принятия: будешь хорошей девочкой, аккуратным мальчиком, выйдешь замуж за обеспеченного парня, получишь красный диплом на физфаке — тогда заслужишь родительскую любовь. Такие послания помогают ребёнку научиться “держать красивый фасад”, не сообщая ничего о том, как быть с внутренним содержанием. Между имиджем и реальностью образуется зияющая пропасть травмы. И если вы блюдете свой фасад на все 100%, чтобы про вас не подумали «чего такого», не ограничивает ли вас ваш имидж?

Бывает порой та же травма оборачивается другой стороной. Ребёнку долго диктуют, где учиться и как себя вести, чтобы его любили. Но в какой-то момент он (часто уже взрослый) не справляется с грузом семейных ожиданий и понимая, что без этого он отрезан от семьи, зарабатывает нервное истощение и погружается в депрессию. У несправившихся с непомерными ожиданиями чёрный пояс по самобичеванию и третье место в беге на длинную дистанцию за родительской любовью.

Тип третий — принимающий, устойчивый. В фильме есть семейная пара — Эстер и Цион, с бар-мицвы их внука и закручивается весь сюжет. Где-то в середине фильма Эти прямо выскажет свое отношение к религии. При этом героиня ничего никому не навязывает, но твёрдо отстаивает свои границы и своё право принимать решения в жизни. Именно её устойчивость помогает другим осознать себя и свою ценность, организоваться для достижения цели.

В этом сила безоценочного принятия — мамой, дедушкой, подругой, психологом — она действует как надёжный фундамент: “со мной всё в порядке!”, “меня можно любить”. И Эстер чувствует за собой незримую поддержку родных: “Сам дед Циона всегда использовал шаббатнего не-еврея, если что-то требовалось, а он был уважаемый человек”. Ей есть на что опереться даже, когда вдруг все друзья оказываются против неё.

Принятие позволяет понять, что промахи — не смертельны, ошибки — можно исправлять и прощать, проявлять эмоции — безопасно, а отношения не разваливаются от временных разногласий. Принятие не означает, что близкий залезет к вам на ручки или расплывётся по дивану, как амёба. Принятие просто даёт другому быть живым при вас: болеть, ошибаться, стареть, радоваться, хвастаться, злиться, побеждать — и не быть отвергнутым.

И если в глобальном мире в эпоху лендингов и инстаграмма имидж, умение презентовать себя будет определяющим при формировании отношения к новому человеку. То в маленьком и стабильном сообществе, ценится умение выстраивать долгосрочные тёплые отношения, искренность и целостность. В сефардской общине на внешнем лоске и точных цитатах не продержаться долго, героев больше волнует то, какой пришелец на самом деле, что у него внутри.

Мне кажется, особенно целебным в этом фильме ощущение того, что есть место тебе и есть место мне. Даже, если у нас разные взгляды.

Так что если вы не были на кинопоказе 7 июля от Израильского культурного центра, то я с удовольствием рекомендую вам посмотреть “Женский балкон” с близкими и насладиться его теплом.

Любовь Ширман

Любовь Ширман Меня зовут Любовь Ширман. С детства мечтала стать писательницей, но случайно стала психологом. В свободное от работы время иронизирую над жизнью, а чаще над собой. Коллекционирую анекдоты. Поскольку думаю, что юмор - скорая помощь во многих жизненных ситуациях. Уверена, что всем известное: - Яша, быстро домой! - Что, мамочка, я замерз? - Нет, ты хочешь кушать! Никакой не анекдот вовсе. А суровая правда из жизни ребенка еврейской мамы. Про это и то планирую писать свои заметки психолога. А вас призываю читать, задавать вопросы и подкидывать интересные темы.

Все статьи автора

О фанатизме, сексизме и принятии. Часть вторая

Смотрите также