Почему мы им верим?!

Примерно полгода назад я был в Красноярске. Там я встретился с очень интересным документом — бумага, выданная архивом Томска, в которой говорится о том, что некий Абрам Моисеевич родился от матери по имени…и отца по имени… Документ подписан главным раввином Томска, а на дворе стоял 1902 год.

И вот я держу этот документ, а рядом со мной стоит правнук Абрама Моисеевича, который уже этим летом съездил на Таглит.

Эта история и бумага вызвала у меня множество вопросов в голове, и здесь я постараюсь немного рассказать обо всем вкратце. И первое что нужно сказать, что не у всех евреев того времени были такие документы, выданные раввином или в Еврейской общине. Были домовые книги, в которых была графа «национальность». И вообще только после 1933 года в СССР была проведена паспортизация и появился «пятый пункт». И вот благодаря пятому пункту мы сегодня можем подтвердить своё еврейство. Ах сколько же мы, а точнее наши бабушки и дедушки, мамы и папы вытерпели, и вынесли. И много об этом написано и переписано.

А теперь давайте посмотрим на эту ситуацию по-другому, сколько людей смогли в паспортном столе записаться под другой национальностью и сколько людей смогли выжить благодаря этой записи? Таким образом многие поколения сегодня уже являются неевреями по данному пункту, но, возможно, что где-то дома или в архиве хранятся справки и архивные документы, домовые книги и многие другие документы, подтверждающие еврейство многих из нас.

Но у меня другой вопрос, который возник ещё тогда, полгода назад, в Красноярске. Почему мы верим неевреям, которые работали в государственных органах и записывали национальность каждого из наших родителей. И почему сегодня, к примеру, военный билет или советский паспорт, в котором написано, что такой-то такой-то — еврей, является подтверждением еврейства, к примеру, для государства Израиль, а тем более для раббанута?

Наши источники, а точнее Талмуд в трактате Гитин, 10:б Мишна, и дальше Гмара (Талмуд) сообщают нам о том, что мы можем верить государственным учреждениям. Полагая, что те не допускают явного обмана, придерживаются законности и дорожат своей репутацией.

(Это если вкратце).

Продолжая размышлять, я задумался вот о чем: а как же в других странах, в Европе или в Америке, там, где нет никаких документов, в которых указывается национальность граждан, — как там подтверждают еврейство?

И есть несколько подходов: первый — это ктуба (брачный договор) родителей, а второй способ — это живые свидетели, то есть родственники, которые приходят в бейт дин и говорят с раввином, рассказывают о себе, о том, где жили их родители, где учились и работали, а главное, если это все обсуждалось на еврейском языке, например, на идиш.

Таким образом и сегодня мы можем подтвердить своё еврейство тем, что приведём в религиозный еврейский суд свидетелей, которые все расскажут, только если мы найдём таких.

К какому выводу пришёл я.

Сегодня мы можем посоветоваться с различными специалистами в области работы с архивами, как искать документы, но давайте будем реалистами и создавать сейчас настоящие еврейские семьи с хупами и раввинами , не скрывать своё еврейство и гордиться тем, что у нас есть. Чтобы наши дети могли подтвердить своё еврейство по-еврейски — с помощью брачного договора.

Шмулик Сахманов

Родился в Хабаровске, принимал активное участие в жизни еврейской общины.
Почти год жил в Новосибирске и развивал деятельность Гилеля.
Сейчас проживает в Москве, есть жена, сын и дочь. Коллекционирует сидуры.

Почему мы им верим?!

Смотрите также