ШУМ: "Ой вей, Мария" или как кошерно отметить Рождество

Как бы мне ни хотелось продолжить рассказывать про погромы и изгнания, календарь просит праздника, а душа —  полушутливую статью.

Итак, понемногу отдаляясь от региона ШУМ, Шпайера, Вормса и Майнца, но по-прежнему оставаясь в границах ашкеназского еврейства, я расскажу вам, как евреи на идише называют Рождество, почему именно в эту ночь мудрецы предостерегают нас от секса и от изучения Торы, и чем же тогда нам остаётся заниматься.

Начнём с терминологии. Как известно, идиш — это язык страшных богохульников. И когда же ещё, как не в один из главных христианских праздников, нам можно поразвлекаться?

Стоит сразу отметить, что все еврейские праздники на идише называются «Йон-тев» — יום טוב. Как мы видим, в этом случае идиш напрямую заимствует слово из иврита. Для нееврейских религиозных праздников существует другое название, а именно «Хоге«. Но не думайте, что и это тоже заимствование из иврита, здесь нет никакой связи со словом «Хаг» — חג («Праздник»), разве что исключительно по созвучию. «Хоге» — это заимствование из арамейского, חגא, что переводится как «Трепет» и «Ужас».

Например, христианский праздник Троица так и называется — «Ди грин-хоге» — די גרין-חגא — «Зеленый ужас»1.

Нейтральное и общепринятое название для Рождества на идише — ניטל — «Нитл». 

Слово восходит к латинскому корню natalis, то есть «рождение», и является частью романского компонента языка идиш. От этого же корня, например, образовано французское название праздника — Noël или итальянское — Natale. Одна из самых известных поговорок на идише, связанных с этим словом, звучит как «Нитл из а бейзер лайд» — ניטל איז אַ בייזער לײַד, то есть «Рождество — это злостное страдание»2.  Дело в том, что начиная со Средневековья, именно в эту ночь случались многие антиеврейские беспорядки, спровоцированные массовыми гуляниями, вышедшими из-под контроля.

Долгое время я полагала, что «Нитл» — это действительно нейтральное название для Рождества, по сравнению с другими, которые мы с вами ещё рассмотрим, но в действительно даже с ним не так всё гладко. Оказалось, что даже оно содержит в себе скрытое богохульство, несмотря на, казалось бы, очень достойный корень. Всё дело в том, что самый распространённый в средневековых текстах термин для обозначения Иисуса Христа — это «Талуй» или «Нитле» — נתלה, תלוי, то есть «повешенный», и в ранних текстах слово «Нитл» писалось именно так: ניתל, подчёркивая связь именно с Иисусом. Другая возможна трактовка термина «Нитл», правда в написании с «тет»,  ניטל, через иврит осмысляется  в раввинистической литературе как «отобранный»3. Что именно в эту ночь отбирают у евреев христиане мы рассмотрим чуть позже.

Что касается других терминов, то они более однозначны. Например, «Гойим-нахт» — גויים-נאַכט — «Ночь гоев»; «Блинде нахт» — בלינדע נאַכט — «Слепая ночь»; «Финцтере нахт» — פֿינצטערע נאַכט — «Тёмная ночь»; «Мойредике нахт» — מוראדיקע נאַכט — «Страшная ночь».  Другой термин, имеющий в себе отсылку к Христу, — это «Йойзл-нахт» — יאָזל-נאַכט4, по, опять же, не самому уважительному имени Христа, которым его называют на идише — Йойзл.

Следующие термины уходят по своим отсылкам к средневековой полемической литературе и построены они на созвучии локальных терминов для обозначения рождества. Например, «Бейз гебойрениш» — בייז געבוירניש — «Злое рождение» построено на созвучии польского слова Boże Narodzenie (боже нарождение) или «Вейнахт» — וויינאַכט — «Горе-ночь» на созвучии с немецким словом Weihnacht (вайнахт)4. В то время как на североамериканском сленге Christmas превратилось на идише в «Крац мих» — קראַץ מיך — то есть, «Почеши меня»5.

Посмеяться над каким-нибудь христианским словом, тем более назвав его на иврите или идише созвучно с его оригиналом — это любимое еврейское занятие. Например, в Sefer Nissahon Yashan, полемическом сочинении, написанном около 1300 г. на иврите, есть пассаж о Соборе в Шпайере (Speyerer Dom). Вместо того, чтобы назвать его «Ха-дом ха-мефуар» — הדום המפוער —  то есть «Прекрасный собор», в еврейском тексте пишут «Ха-техом ха-мехоар» — התהום המכוער — то есть «Уродская пропасть». Или для названия Евангелий в примерно тех же текстах на иврите используется не греческое «Евангелион» (то есть «Добрая весть»), а «Авон гилайон» — עוון גליון — греховный свиток6. Но если вам кажется немецкое Средневековье чем-то далеким и уже не релевантным, я предлагаю вам посмотреть на кое-что поближе, например, на украинский город Белая Церковь, в котором к концу XIX века проживало почти 19 000 евреев. Название этого города на идише звучит как «Шварце туме» — שוואַרצע טומאה — «Чёрная скверна».

Карикатура на реформиста, зажигающего ханукальные свечи на ёлке

Но давайте ещё раз вернёмся к слову «Нитл«. Одно из самых интересных объяснений, которое я встречала, говорит о том, что это — аббревиатура фразы «Ништ Йидн Торн Лернен» — נישט יידן טאָרן לערנען — «Евреям запрещено учиться», а если точнее, «Евреям запрещено изучать Тору». Несмотря на то, что по грамматике идиша фраза построена неправильно, смысл нам ясен: евреям действительно запрещено  изучать священные тексты в ночь на Рождество, а сама расшифровка «Нитл» в этом случае, скорее, его объяснение, нежели истинное происхождение.

Ашкеназские евреи действительно не учат Тору в Рождественскую ночь, а если быть точнее, то именно хасиды, чем вызывают шутливые обвинения литваков «Да им только дай повод, чтобы отдохнуть!». Книга «Таамей ха-Минхагим» («Разъяснение обычаев») поясняет , что так как эта ночь была особенно опасной для евреев, они не выходили на улицу и не зажигали дома свечи, чтобы не привлекать внимание и не навлечь на себя беду. В темноте, разумеется, читать какой-либо текст действительно невозможно.

Другое пояснение этому обычаю гласит, что мы не учим Тору, чтобы не сложилось впечатления, что мы учим её во имя Того-Самого-Человека, то есть главного виновника этого праздника.

Рабби Цви-Элимелех из Динова (1783—1841) отмечал страшные вещи, которые происходили с людьми, если те нарушали обычай и всё-таки учили Тору в запретную ночь. Например, как только люди открывали Священную Книгу, на пороге дома сразу же появлялась собака. Известно, что собаки всегда наводили ужас на еврейское население, так как именно на евреев натравливали своих собак христиане. Но у этого образа есть ещё один смысл: семантическое значение собаки в Каббале — это именно Иисус Христос7.

Другой обычай в Нитл — это воздержание от секса. Мне бы хотелось здесь воспользоваться полемическим приёмом миснагедов и сказать: «Да им бы только сексом с женой не заниматься!», потому что по многочисленным постановлениям еврейским мудрецов (например, Иехуды ха-Хасида), которые повторяют одно и то же: «Нельзя отказывать жене в брачном долге!», «Нужно исполнять заповедь пру у-рву», «Запрещено не заниматься сексом с женой, если она только что вернулась из миквы!», мы видим, как евреи отлынивали от этой заповеди. В Нитл-нахт они нашли лазейку с помощью Ситры-Ахры (то есть нечистой силы), которая находится на пике своего могущества, и в воздухе повсюду рассеяны искры скверны, из-за чего «пру у-рву» можно отложить. 

Что же тогда делают евреи в Рождественскую ночь?

Играют в азартные игры, например в карты или шахматы. Как известно, это одно из главных и любимых развлечений на Хануку, и раз уж эти даты так близко выпадают, то почему не перенести эту традицию и в Нитл тоже?

Последний Любавический ребе Менахем-Мендл Шнеерсон играет в шахматы с Йосефом Ицхиком Шнеерсоном в Нитл-нахт

Помимо азартных игр также можно вдоволь наесться чеснока, ведь, как мы уже выяснили, никакой близости между супругами в эту ночь не произойдёт. Запах чеснока вероятно также мог отпугнуть не только супругу, но и злых духов, о которых я писала ранее.

Сэмюэль Фридрих Бренц (конец XVI — начало XVII вв), крестившийся еврей, пишет о том, что евреи и в обычное время любят поесть чеснок, но вот в Рождественскую ночь так и особенно. И если вы спросите у одного из них, зачем он так много съел сегодня чеснока, то он ответит, что это для того, чтобы смердеть ещё сильнее  в честь того «Распятого»8. Бренц также отмечает, что в эту ночь евреи не молятся и не изучают священные тексты, но зато много едят, пьют, играют в азартные игры и читают Толдот Йешуתולדות ישו — антихристианский памфлет, записанный с устного еврейского  фольклора II — VI веков и переведённый на многие языки, в том числе и на идиш, в котором в  искажённой гротескной форме раскатывается жизнь Иисуса Христа.

Есть распространённое мнение, что евреи в эту ночь также нарезают себе на год вперёд туалетную бумагу9, так как в субботу, например, этого делать нельзя, а в другие дни необходимо посвящать всё свободное время учению и молитве. Помимо функционального значения в этом обычае можно также увидеть и презрительное отношение к христианскому празднику.

В конце своей статьи я бы хотела напомнить читателям, что мы живём в XXI веке, туалетную бумагу можно купить в магазине, чеснок не спасает от нечистой силы, а Рождество мы хоть и не отмечаем, но любим за красиво украшенные улицы, праздничное настроение и за время, которое можно провести с семьёй.

Я также предлагаю вам посмотреть короткое видео с песней на идише «Рудольф дер ройт-нозикер ренифер» — רודאָלף דער רויט-נאָזיקער רעניפֿער — «Рудольф — красноносый оленёнок», про девятого оленя Санты по имени Рудольф и его красный нос, из-за которого вся его оленья «хевра» не хотела с ним играть. Но однажды, в Нитл-нахт,  Санта пришёл к нему и сказал: «Ну! Рудольф, нам нужен твой красный нос! Ты будешь вести нас и освещать дорогу ночью!», и за это все остальные олени полюбили его и восхищались: «Ах, какая мицва! Ах, какой менч!». Песня написана в 1949 году на английском и переведена на идиш Давидом Розенфельдом.

  1. Майкл Векс. «Жизнь как квеч. Идиш: язык и культура», М., Книжники, 2014, с. 34
  2. Ignatz Bernstein, Jüdische Sprichwörter und Redensarten, Warsaw, 1908, p. 179
  3. Marc Shapiro, Torah Study on Christmas Eve, Journal of Jewish Thought and Philosophy 8, 1999, 321
  4. Jeffrey Shandler, Jews, God, and Videotape: Religion and Media in America, NYU Press, 2009, p. 190
  5. Майкл Векс. «Жизнь как квеч. Идиш: язык и культура», М., Книжники, 2014, с. 35
  6. См. лекцию Владислава Зеева Слепого «Иудео-христианская полемика в средневековой Германии», прочитанную на фестивале Эшколота «Медленного чтения» в июне 2018 г.: http://eshkolot.online/filosofiia-i-rielighiia/iudieo-khristianskaia-poliemika-v-sriednieviekovoi-giermanii
  7. Marc Shapiro, 329
  8. Marc Shapiro, 340
  9. Например, www.haaretz.co.il/misc/1.1558451

Виктория Алексеева

Виктория Алексеева Я окончила кафедру еврейской культуры в Санкт-Петербургском Государственном Университете и сейчас учусь в магистратуре Еврейского Университета в Иерусалиме на кафедре идиша. Популяризирую еврейскую литературу и культуру на идише: читаю лекции, пишу научно-популярные статьи и занимаюсь переводами.

Все статьи автора

ШУМ: "Ой вей, Мария" или как кошерно отметить Рождество

Смотрите также